22:33 

Мы выложились!

ksusha-sha
А потом "эпилог" и, "привет, моя унылая жизнь".
Мы выложились н аРеверсе. Вообще, уже давно, но я как всегда слоупок, так что простительно) Спасибо всем, кто был рядом каждый день этого длинного пути! Спасибо всем читателям, которые каждый раз поддерживают мое желание писать дальше и больше, пробовать новое и не останавливаться на достигнутом! Читаем!


"Единственный выход" Steasi & ksusha-sha
Заявка № 27
Название: Единственный выход
Фэндом: SPN RPS
Артер: Steasi
Автор: ksusha-sha
Бета: Longways,mahune
Пейринг: J2, Дженсен/Джаред
Рейтинг: R-NC-17
Жанр: омегаверс
Размер: 13 730 слов
Предупреждения: омегаверс и все из него вытекающее.
Саммари: Всю жизнь пробыв бетой Джаред Падалеки оказывается совершенно не готов к тому, что его статус вдруг изменится. Возможно ли ему научиться быть омегой и принять себя, если учителем будет Дженсен Эклз?
От автора: Большое спасибо организаторам феста за понимание и терпение. А также моему артеру и бетам. Без вас я бы ни за что не справилась!
Скачать в формате .doc |.doc (с артами)







Джареду было шесть, когда он впервые оказался на осмотре. Не на обычном больничном приеме, где доктора кружат вокруг тебя, как мошкара в жаркий солнечный день. Нет, речь шла о чем-то большем. Этот день должен был стать одним из самых важных в его жизни: из безликого Джареда, он должен был стать омегой Джаредом или альфой Джаредом. От нетерпения зудело все тело, требовало разрядки — пробежки вокруг дома или драки с соседскими мальчишками, но Джаред пытался сидеть смирно и ждал, пока мама соберется и откроет, наконец, в приглашающем жесте пассажирскую дверь их старенького пикапа. Джефф не раз рассказывал ему о том, как в шесть лет превратился из просто Джеффа в альфу Джеффа, несмотря на свой возраст, мужчину и, как казалось Джареду, любимца всей семьи. Брат всегда очень подробно рассказывал о крепком врачебном рукопожатии и напутствии заботиться о своих родных. Поэтому Джаред не смог скрыть удивления, когда на осмотре доктор сел напротив и посмотрел на него нечитаемым взглядом.

— Джаред, я рад сообщить тебе, что твой статус — бета.



Вопреки сказанному, в голосе мужчины не было радости — скорее сочувствие и готовность выдержать любую реакцию в ответ. Джаред нахмурился и сжал ладони в кулаки. Хотелось возразить, сказать доктору, что он ошибся, а затем позорно расплакаться. В глазах уже предательски щипало, потому что, несмотря на свои шесть лет, он уже прекрасно знал, что значит — быть бетой. Несколько ребят из его класса уже были классифицированы, и те, кому тоже «посчастливилось» оказаться бетой, серыми, неприглядными тенями сидели в столовой за одним столиком, пока альфы шутливо задирали омег.

— Это не плохо, ты должен понять, — видимо, доктор прочел мысли Джареда по выражению его лица. — Беты — это удивительные создания. Они могут состоять в паре как с омегой, так и с альфой. К тому же, им не приходится сталкиваться с множеством проблем, — мужчина улыбнулся ободряюще и похлопал Джареда по коленке.

Вернувшись домой, Джаред заперся в своей комнате и отказывался выходить оттуда несколько дней. Домашние пытались выманить его всеми возможными способами: от угроз до заманчивых обещаний, но тщетно. Ему просто нужно было побыть с самим собой, объяснить испуганному ребенку внутри себя, почему на его долю выпало быть бетой. Отбросом. Никчемным. Бесполезным. Джаред прокручивал в голове все оскорбления, которые когда-то слышал в адрес одноклассников. В конце концов, он приоткрыл дверь и тихо позвал маму, которая, словно ждала все это время неподалеку, тут же прошла внутрь и крепко прижала его к себе. Они провели тот вечер сидя рядом: Джаред — слушая мамины объяснения о том, что на самом деле значит — быть бетой, Шерон — гладя сына по волосам и уверяя, что на самом деле все не так плохо, как он подумал. Джаред уснул у матери на коленях все еще надеясь, что наутро каким-то сказочным образом проснется другим.

Спустя двадцать четыре года Джаред успел многое понять: что родиться бетой было скорее благословением, чем проклятьем; что доктор был прав тогда, на первом осмотре, когда говорил об отсутствии большинства проблем.

Во-первых, ему не пришлось ходить на дополнительные занятия, которые включили в обязательную программу для альф и омег. Сначала Джаред злился, что не мог пойти после школы с друзьями на ручей гонять самодельные лодки или охотиться на полевок, но потом познакомился с небольшой группой бет, которые так же, как и он, слонялись после школы по окрестностям, не зная чем заняться в свободное время. Неожиданно его жизнь приняла другой оборот. Быть бетой вовсе не означало быть изгоем. Конечно, он сталкивался с пренебрежительным отношением или даже попытками прессинга со стороны особенно драчливых альф, но благодаря помощи Джеффа теперь знал как постоять за себя и не давать в обиду друзей.

Во-вторых, ему не пришлось сталкиваться с такими проблемами, как течка у омег или охота у альф. Чад — его лучший друг, омега — не раз рассказывал о том, что случалось после того как он несколько раз отсутствовал в школе. Возможно, благодаря чрезмерной откровенности друга Джаред и смог окончательно осознать отношение к собственной натуре. «Меньше проблем — больше удовольствия», — говорил часто Том, главный заводила в их школьной шайке бет. Теперь, будучи взрослым, Джаред всецело разделял его позицию. Он сам мог выбирать того, с кем ему быть, как часто и по каким причинам. Не гонимый ни течкой, ни безумной тягой, он мог не спеша, после нескольких свиданий определиться, какие чувства испытывает к партнеру. Ну, и вишенкой на торте было то, что ему не приходилось беспокоиться о такой неприятности, как незапланированная беременность. Беты явно вытащили выигрышный билетик в кармической лотерее, потому что, хоть и имели все необходимые органы для вынашивания ребенка, не могли забеременеть. Джаред подробно узнал об этом на курсе биологии, где им рассказывали о строении тела. Если верить словам пожилого профессора, беты были промежуточным звеном эволюции между омегой и пока еще не образовавшимся, самым работоспособным и выносливым классом — гаммой. Гаммы не должны были вынашивать ребенка, как омеги, но в то же время могли сыграть роль альфы и оплодотворить партнера. После курса Джаред почувствовал себя более нужным. Он был не недоомегой, а неотъемлемым элементом цепочки эволюции, без которого дальнейшее развитие было бы просто невозможным. Конечно, все эти размышления были навеяны подростковым максимализмом, но тогда это было не важно.

После окончания школы Джаред решил покинуть их маленький, затерянный в лесах городок и отправиться покорять близлежащий штат. Зная, что семья вряд ли одобрит эту идею, сразу же после торжественного вручения табелей с оценками он выволок в коридор дорожную сумку и положил на накрытый обеденный стол билет на автобус. Мать ахнула и едва не уронила миску с куриными крылышками в томатном соусе — любимым блюдом Джареда, которое она приготовила в честь такого торжественного события, — еще бы, ее средний ребенок закончил школу! И не абы как, а с отличием. Джареду стало совестно, но он постарался затолкать поглубже это так не вовремя нахлынувшее чувство.



— Мам… Ну только не надо плакать, — промямлил Джаред, заметив, как Шерон прикусила губу и поспешно вышла из комнаты. Прекрасно — все, как он и ожидал.

— Бессовестные вы дети, — заметил вошедший в комнату отец. В его руках был поднос со свежими стейками, которые он поджарил на большом добротном гриле на заднем дворе. — Сначала Джефф, потом ты. У матери сердце разрывается!

— У вас есть Мэган! Вы только посмотрите, какой потенциал! — Джаред кивнул головой в сторону младшей сестры, которая увлеченно рисовала за столом, пристроившись между многочисленными тарелками и мисками. — Или вы всегда можете сделать еще пятерых джеффов и джаредов! — ухмыльнулся Джаред, уворачиваясь от подзатыльника.

— Правильно я говорил твоей матери, пороть вас надо было! — Джеральд поставил поднос на стол и взял в руки билет, который Джаред так и оставил лежать между миской с хлебом и салатом.

— Канзас? Ну и что ты там будешь делать? Ты же ребенок еще, Джаред!

— Буду искать свою Дороти, чтобы потом вместе пойти по дорожке из желтого кирпича, — насупился Джаред. Ну, на самом деле! Джеффу просто пожали руку и отправили с миром и дополнительной сотней баксов в кармане. Почему же Джареду достается каждый раз все самое худшее из возможного?

— А вот Джефф…

— Джеффу было девятнадцать, когда он уехал. Еще год — и я сам бы отвез его подальше и, оставив на видном месте, смылся бы с такой скоростью, что шины заскрипели. А тебе еще и семнадцати нет! Ну и чем ты там будешь заниматься? Неприятности на свою задницу искать?

— Вообще-то я собирался поступить в колледж на отделение современного искусства, — от возмущения у Джареда запылали щеки. — А потом найти работу.

— На искусство? Господи, Шерон, он меня в могилу сведет, — Джеральд поспешил на кухню, где уже тихонько всхлипывала его жена. Джаред потер виски и вздохнул. Он знал, что это будет нелегко.
В итоге, спустя многочисленные нотации, инструкции и причитания его все-таки отпустили. Наутро Чад уже ждал его у автобуса и нетерпеливо подпрыгивал.



— Был скандал? — спросил он, едва Джаред закинул сумку в багажное отделение.

— Рыдали всем домом.

— У, мои тоже, — Мюррей потер руки и в последний раз окинул взглядом остановку. — Ну что, поехали?

— Вперед, — усмехнулся Джаред и запрыгнул в автобус, тут же чувствуя, как неприятное волнение, бурлившее в животе все утро, сменилось легкостью и радостью. Они ехали в новую жизнь, туда, где их никто не знал. Где нужно было всему учиться по новой. Ни о чем лучшем в тот момент он и мечтать не мог.



К сожалению, все оказалось не так просто, как они себе представляли. Канзас принял их в свои хмурые объятья и тут же закружил в безумной схватке за выживание. Получить место в школе искусств оказалось едва ли возможным, и то только при условии прохождения подготовительных курсов, которые, конечно же, предоставлялись университетом и были платными. Стоило ли говорить, что сумма за один месяц превышала все имеющиеся у Джареда сбережения. На поиски квартиры им с Чадом пришлось потратить несколько месяцев, в течение которых они теснились, деля на двоих захудалую комнату в хостеле с позитивным названием «Убежище».

Иногда Джаред готов был сдаться и вернуться домой, туда, где родители всегда могли о нем позаботиться, где под боком вечно терлась Мэган, а Джефф то и дело ловил его в «семейный захват». Тоска по дому подкрадывалась незаметно, в самый неподходящий момент, и заставляла чуть ли не выть на луну, всматриваясь в ночное небо в попытке разглядеть где-то вдали их дом…

Но в какой-то момент жизнь начала налаживаться. Джареда приняли на работу официантом в небольшую забегаловку, где вечно стоял запах крепкого алкоголя и сигаретный дым. Это было, конечно, не лучшим началом карьеры, но теперь он хотя бы мог вкладывать свою долю в оплату комнаты — Чад, которому посчастливилось сразу найти подработку на автомойке, до этого тянул всю арендную плату на себе. С этого дня все сдвинулось с места, словно кто-то наверху повернул рычаг, тем самым отключив сыплющиеся одно за другим невезения. Закончив учебу в академии искусств, Джаред решил пройти несколько курсов для повышения квалификации и обучения программам обработки изображений, потому что уже тогда знал кем хочет работать. Под подушкой у него всегда лежал подаренный еще в детстве номер «Калейдоскопа», самого креативного журнала, созданного дизайнерами для дизайнеров. В нем было собрано все: фотографии, макеты, техники, идеи, рисунки и карикатуры. Джаред получил «Калейдоскоп» на свое одиннадцатилетие. Вряд ли бабушка могла тогда представить, во что «выльется» ее подарок. После окончания всех курсов он провел несколько лет просто путешествуя, чтобы набраться опыта и вдохновения для предстоящей работы. Вернувшись, он отправил заявление в «Калейдоскоп» вместе с портфолио, которое тщательно и кропотливо собирал во время путешествий. Джаред ждал, нервно прокручивая в голове всевозможные ответы, но оказался совершенно не готов к тому, что в один день обнаружит в почтовом ящике конверт с отказом и пожеланиями успехов в дальнейшей творческой жизни.

В тот же день он сжег все свои работы, едва не спалив дом, который они к тому времени снимали с Чадом. Мюррей, чертыхаясь, залил водой всю комнату Джареда, после чего им пришлось несколько дней делить одну постель на двоих. Однако одно Джаред знал точно — он больше не будет рисовать. Никогда.

Несколько лет после инцидента с пожаром он продолжал работать в забегаловке, уже почти свыкнувшись с мыслью, что это место станет его домом на всю жизнь. Пока в один момент Бивер — хозяин заведения — не заметил, как Джаред неосознанно разрисовывал белый лист с напечатанным на нем меню.

— Так ты рисуешь, сынок? — спросил мужчина и оперся о барную стойку, рассматривая героев, которых Джаред, сам того не замечая, изобразил на листе.

— Нет, — отрезал бета и покачал отрицательно головой, будто одного слова было недостаточно. Джаред попытался было скомкать лист, но Бивер не дал этого сделать, прижав его ладони к поверхности стойки. Выхватив меню, он внимательно начал рассматривать ухмыляющегося мальчишку в ковбойских сапогах, который сидел верхом на грозного вида буйволе; нескольких постоянных клиентов их забегаловки; напитки и прочие предметы утвари.



— Нехорошо врать своему работодателю, — пригрозил мужчина и, сложив лист, убрал его в задний карман брюк. — Знаешь, мне всегда казалось, что ты здесь не на своем месте, — закончил он и ушел, прихрамывая на одну ногу.
Спустя несколько дней в двери забегаловки вошел мужчина в опрятном черном костюме и спросил напрямую у Джареда:

— Так это ты у нас художник?

Так в двадцать семь лет Джаред понял, что не только работал не на своем месте, но и рисовал — тоже. Марк, как представился мужчина в костюме, показал ему причудливый мир иллюстраций к детским книгам. Поначалу это казалось смешным — рисовать героев детских сказок: котов в сапогах и маленьких портняжек. Но уже к концу экскурсии, которую Марк провел ему по издательству, Джаред почувствовал, как кончики пальцев неосознанно начали тереться друг о друга от желания взяться за лайнер. Он словно попал в рай — от него не просто хотели рисунков. От него хотели миров, которые Джаред не раз в избытке фиксировал в своей голове. Чем больше он расслаблялся, тем причудливее и сказочнее получались рисунки, которые он вскоре перенес на графический планшет — новое для него устройство.



Свой первый отпуск Джаред провел дома, большую часть времени тусуясь со старыми знакомыми или зависая с родными, — удивительно, насколько он успел соскучиться по ним с момента своего отъезда. Именно тогда, сидя с Джеффом в баре, он задумался, правильно ли сделал и где находился бы сейчас, если бы не то спонтанное подростковое решение о переезде, навеянное киношными историями и рассказами родственников друзей, существование которых можно было поставить под вопрос.

Возможно, все было бы иначе, останься он в своем родном городке, где было проще пробиться, проще найти жилье, работу. Где все было бы проще. Но с тех пор как он открыл для себя новые возможности в мире иллюстраций, Джаред не променял бы свою жизнь ни на что другое.

Вскоре после публикации первой книги с его иллюстрациями в агентство начали обращаться новые клиенты с просьбой связать их именно с иллюстратором «Похождений маленького тигра». Наверное, Джаред будет помнить название этой книги всю жизнь, настолько неожиданным оказался бурный успех издания. Тираж разошелся в считанные дни, а рейтинги превышали все предсказания аналитиков. И если раньше Джаред сомневался, получится ли пойти куда-то дальше «Похождений», то теперь не знал за что ему браться в первую очередь. Именно в этот период постоянного стресса и дедлайнов Чад объявил, что съезжается со своим альфой. А еще о том, что Джаред скоро станет крестным. Очередное напоминание о том, что он отличался от друга, вылилось в вечер отчаяния, разбавленный виски. Неприглядная картина, на которую Джаред постоянно пытался не обращать внимание, предстала перед глазами с вопиющей яркостью. Он должен был провести свою жизнь один, погруженный в работу и краткосрочные отношения, заранее лишенные будущего. В тот вечер он закончил один из самых сложных заказов — иллюстрации к книге для детей-аутистов. Заказчик хотел простые рисунки, понятные любому, но вместо этого Джаред отправил ему конверт, в который не хотел больше заглядывать. Это было нечто большее, чем рисунки — это были эмоции, чистые, не вывернутые на изнанку и не облаченные в форму зверей или предметов. Причудливые узоры расплывались на фонах, выливались с края листа или уходили на вторую страницу. Джаред был уверен, что получит отказ. А вместо этого получил двойной гонорар. Но даже не это дало ему понять, что, возможно, его путь заключался в помощи другим. А то, с какими эмоциями казалось бы потерянные для всех дети читали его книгу. Эту акцию устроил все тот же заказчик: Джареда пригласили в клинику, где детям впервые дали в руки по экземпляру. И такого он еще не видел. Вероятно, именно тогда он понял еще две важные вещи. Первая — что не важно, какой ярлык поставила на тебе природа, внутри ты все равно будешь особенным. А вторая — что статус не всегда имеет значение. В тот день Джаред увидел маленьких альф и омег, которые ничего не могли получить от своего статуса. Для всех они были такими же детьми, лишенными будущего, каким ощущал себя сам Джаред много лет назад…



Итак, спустя многие годы, Джаред оказался в одном из элитных районов Лоренса, с бессрочным контрактом в издательстве, которое стало его вторым домом. Конечно, он мог бы устроиться в более престижное место, но не соглашался даже просматривать регулярно поступающие предложения. Марк увидел в нем художника еще до его первых рисунков, в то время как все фирмы, так желавшие заполучить его к себе, велись на его внезапный успех. У Чада родилась прекрасная дочь, появление на свет которой Джареду пришлось записывать на камеру, и то, что он увидел в крохотном экране, заставило его мысленно поблагодарить вселенную за собственный статус.

Свою следующую книгу Джаред написал и проиллюстрировал сам. Она не попала в тираж и ни разу не появилась на прилавках книжных магазинов. Вместо этого ее ждало куда более ценное место — на полке в маленькой розовой детской, принадлежащей Алексис Келли-Мюррей. Джаред каждый раз испытывал странную гордость, видя потрепанные края издания и понимая, что девочка с удовольствием смотрит рисунки и слушает, как отец читает ей забавные, а порой и по-настоящему трогательные истории.

Когда Джареду исполнилось тридцать, у Алексис уже появился младший брат Остин, и теперь малыши нередко боролись за право читать подарок «дяди Дзареда». Поэтому на свой третий день рождения маленький Остин получил свою копию. Чад подшучивал, прося не удалять макет книги, на случай, если они решатся на еще одного малыша, а Джаред только качал головой. Дети — это было прекрасно, но чем дольше он жил один, тем лучше понимал, что вряд ли бы смог стать хорошим отцом.

Несмотря на распространенное убеждение всех родственников и друзей, его образ жизни вряд ли можно было назвать образцовым. Заканчивая день в издательстве, Джаред, как правило, заскакивал домой и, переодевшись, зависал на полночи в одном из многочисленных баров, откуда чаще всего уходил не один. Черт, кто мог его винить?

URL записи

URL
Комментарии
2015-04-18 в 16:21 

ksusha-sha
А потом "эпилог" и, "привет, моя унылая жизнь".

Джаред одним глотком допил из своего стакана виски и посмотрел в сторону парня, который разглядывал его весь вечер. Блондин ухмыльнулся и, дождавшись ответной улыбки от Джареда, кивнул головой в сторону туалетов. Джаред взвесил все «за» и «против» и встал со стула. Туалеты были, конечно, последним местом, где он хотел бы перепихнуться, но вести незнакомца к себе не хотелось еще больше.
— Никогда не ошибаюсь, — прошептал блондин, подталкивая Джареда в сторону открытой кабинки. Джаред рассмеялся и притянул парня к себе за воротник клетчатой рубашки.
— Меньше слов, больше секса, — выдохнул он в приоткрытый рот и поцеловал, чувствуя, как смешивается на языке вкус выпитого виски и мятный — от слюны парня.
— Пахнешь так вкусно, — произнес блондин и одним движением развернул Джареда лицом к стене кабинки. От неожиданности воздух резко выбило из легких. Джаред подавил в себе короткую вспышку паники — собственное тело казалось каким-то слишком слабым. Чуть шершавые пальцы скользнули к низу живота и расстегнули пуговицу на джинсах, а затем нырнули под нижнее белье.
— Черт, да ты уже готовый, — удивленно прошептал парень, и Джаред напрягся. Он не готовился. Тем временем пальцы начали мягко скользить внутрь, растягивая его, подготавливая к большему.
— Да ты ведь омега, — прицокнул незнакомец, проведя носом по шее Джареда, вдыхая его запах. И этого было достаточно, чтобы заставить его резко оттолкнуться от стены.
— Эй, ты чего, — парень возмущенно посмотрел на него, но Джареду было не до этого. Он давно замечал странные изменения в собственном теле, и это стало последней каплей.
— Мне пора, — коротко бросил он, застегнув джинсы, и быстрым шагом вышел из туалета.



Джаред сидел в приемной и нервно постукивал пальцами по подлокотникам. После инцидента в клубе прошло несколько дней, и все это время он провел, вчитываясь информацию на всевозможных сайтах, где хоть как-то оговаривалась его проблема. Поиски едва ли можно было назвать успешными, но одно было предельно ясно — то, что происходило с его организмом, не было нормальным.
— Мистер Падалеки, доктор Грин ждет вас, — раздался голос медсестры, и Джаред подскочил со своего кресла. Пробравшись через ряды ожидающих, он прошел к указанному кабинету и приоткрыл дверь. В небольшой комнате за столом сидел мужчина и просматривал какие-то записи.
— Добрый день, — Джаред улыбнулся и, закрыв за собой дверь, устроился на стуле напротив мужчины.
— Чем могу помочь, мистер Падалеки? — альфа, как почувствовал Джаред, отложил бумаги и внимательно посмотрел на него. До того как войти в кабинет, Джаред точно знал, как описать свою проблему. Но сейчас, под внимательным взглядом доктора, он потупился и невольно зажался.
— Я... — Джаред почти прошептал, перед тем как снова замолчать. Собственная нерешительность злила. Господи, он полжизни общался с альфами, но теперь не мог продолжить говорить без разрешения или поощрения со стороны мужчины.
— Говорите, не бойтесь. Поверьте мне, я слышал достаточно странных историй, — доктор Грин сложил ладони в замок и одобрительно улыбнулся. Джаред сделал глубокий вздох и заговорил.
— Я не уверен, что со мной все в порядке, доктор. Мое тело… я больше не могу его контролировать. Я стал слабее, я чувствую запахи, я странно реагирую на альф и… недавно я… обнаружил, что мой организм выделяет… смазку, — совсем тихо закончил Джаред и втянул голову в плечи. Рассказывать о своих проблемах живому человеку оказалось гораздо сложнее, чем бездушному интернету. Мужчина тем временем снова озадаченно заглянул в лежавшие на столе записи и цокнул языком.
— Вы точно Джаред Тристан Падалеки, дата рождения 19 июля 1982 года?
— Да…
— Мне кажется, Алиша снова перепутала документы, — альфа озадаченно потер переносицу. — Прошу прощения, в ваших документах указано, что вы бета, но то, что я вижу, а также причина ваших жалоб говорят мне о том, что вы омега. Тут точно допущена какая-то ошибка, прошу прощения.
Джаред замер, не зная как реагировать на услышанное. От обиды сжалось горло, он хотел было встать со стула, но не нашел в себе сил даже сдвинуться с места.
— Не шутите так, доктор, — смог наконец выговорить он. — Я бета. В документах нет никаких ошибок.
Альфа удивленно перевел на Джареда озадаченный взгляд и положил трубку телефона, которую секундой ранее прижал к уху, чтобы сделать звонок.
— Вам необходимо пройти полное обследование. Я оформлю направление и предупрежу персонал о том, чтобы для вас нашли место в расписании. Вам нужно освобождение от работы?
Джаред попытался вспомнить, что они с Марком запланировали на этот день, и отрицательно покачал головой.
— Нет, я позвоню и предупрежу начальство о том, что задержусь на неопределенный срок.
— Отлично. Я знаю, это может показаться странным, но мне хотелось бы иметь на руках результаты тестов, перед тем как делать какие-либо прогнозы, — альфа протянул Джареду бланки и ободряюще улыбнулся. — Я знаю, все это звучит ужасающе, но постарайтесь не накручивать себя.
Джаред молча взял бланки и поднялся со стула. Больше десятка вопросов роились в его голове, но доктор Грин всем видом показал, что не ответит на них, пока не получит результаты обследования. Вздохнув, Джаред вышел и направился к указанному кабинету.



Во время обследования Джаред не мог избавиться от навязчивого чувства дежавю. Он уже испытывал все это много лет назад, когда будучи маленьким мальчиком крепко сжимал кулаки, пока врачи брали у него кровь на анализ, и уговаривал себя, что все неприятные ощущения сполна окупятся тем, что он, наконец, будет знать свой статус. Все было таким же: улыбки медицинского персонала, запахи дезинфицирующего спрея и ощущение полной беспомощности в узкой камере, которая все еще входила в перечень необходимых процедур. Вот только теперь Джаред знал, чего ожидать в конце. Но, на удивление, никто не стал заводить его в отдельную камеру, чтобы сообщить о результатах. Вместо этого его снова направили к доктору Грину. Джаред предложил взять с собой бланки с результатами, но его уверили, что к моменту когда он дойдет до кабинета, бумаги уже будут там. Пожав плечами, Джаред отправился по уже знакомому коридору и постучал в дверь, перед тем как зайти.
— Мистер Падалеки? Отлично, ваши результаты как раз только что прибыли! — доктор держал в руках несколько распечатанных листов. Внезапно на Джареда накатила паника. Ему уже не хотелось ничего узнавать, не хотелось лишний раз слышать эти жестокие и нерушимые диагнозы. Словно заметив его замешательство, альфа кивнул в сторону стула и поднялся со своего места.
— Мистер Падалеки…
— Джаред.
— Хорошо, Джаред. Для начала, я хочу, чтобы вы поняли, — то, что я собираюсь сообщить, может вас шокировать. Это довольно редкое явление, и мне бы хотелось, чтобы вы отнеслись к этому со всей серьезностью.
Джаред напрягся. Это явно нельзя было назвать хорошим началом. За такими словами обычно следует оглашение предполагаемого срока жизни или чего-то подобного. По крайней мере, так было в сериале «Скорая Помощь», который они с Чадом засмотрели когда-то до дыр.

URL
2015-04-18 в 16:24 

ksusha-sha
А потом "эпилог" и, "привет, моя унылая жизнь".
— В вашем случае имело место замещение статуса. Это крайне редкое явление, считающееся в наши дни скорее аномалией. Тем не менее, оно не несет за собой никаких осложнений. Возможно, все дело было в том, что к моменту определения вашего первичного статуса ваш организм недостаточно сформировался. Таким образом, все три раза во время статистических осмотров на предмет статуса, ваш организм вырабатывал недостаточно гормонов для его точной диагностики. Этому могут быть и другие причины, но сейчас я хочу, чтобы вы поняли. Начиная с сегодняшнего дня, ваша жизнь больше не будет прежней. Потому что теперь ваш статус — омега.
Джаред почувствовал, что больше не может дышать. Перед глазами мелькали разноцветные пятна, ладони вспотели, а короткие волоски на шее встали дыбом. Такого просто не могло быть…
— Я знаю, что это не так просто принять…
— Не так просто принять? Я полжизни пробыл бетой, а сейчас мое тело по странным причинам решило перестроиться и сменить статус! Да, вы правы, это не так уж и просто принять!
Джаред понимал, что со стороны, скорее всего, выглядел как ребенок, который не получил на рождество желанный велосипед, но ничего не мог с собой поделать. То, о чем он когда-то так мечтал — в один день вдруг проснуться другим — сейчас внушало ему неописуемый ужас.



— Джаред, успокойтесь…
— Нет уж, даже не начинайте! Несколько недель назад я проснулся чертовым омегой! — Джаред поднялся со стула, намереваясь выйти из кабинета, но смог лишь беспомощно обойти его по кругу, прежде чем снова вернуться на свое место. Альфа каким-то странным образом удерживал его, не давая в порыве эмоций выскочить, хлопнув за собой дверью.
— Вы имеете что-то против омег?
— А вы что, полиция нравов?
В какой-то момент Джареду удалось взять себя в руки. Он сделал глубокий вдох и закрыл глаза. Так, спокойно. Он справится. Обязательно справится.
— Джаред, мне нужно, чтобы вы поняли, я на вашей стороне. Никто не собирается заточить вас в карцер с целью сделать предметом опытов. Ваш случай, пусть и редкий, но уже достаточно изученный, причем, стоит заметить, путем добровольного содействия со стороны пациентов.
— Тогда почему вы просто не пожали мне руку на прощание и не отпустили наслаждаться своей новой жизнью?
— Потому что в нашем мире, увы, не все так просто.
Джаред усмехнулся. Ну конечно, еще бы. Его жизнь едва ли можно было когда-то назвать простой. Доктор терпеливо дождался, пока Джаред снова обратит на него внимание, и продолжил.
— Вы наверняка помните, как в детстве для маленьких альф и омег были предусмотрены дополнительные занятия? — Джаред кивнул — еще бы. Он даже тайком пытался пробраться на них, но был с позором выставлен из комнаты, стоило только учителю принюхаться. Кивнув, он уже внимательнее вслушивался в то, что говорил альфа.
— Они были введены не просто так. Поверьте, я знаю, что думают на этот счет дети, у меня у самого двое близнецов и оба — омеги. Но вопреки их мнению, что занятия нужны для того, чтобы сократить время игр, — эти курсы нужны ребятам, чтобы понять, чего ждать от себя, от своего тела, а также от лиц отличных от них статусов. Примерно с шести лет альфы начинают показывать своей характер, становятся более драчливыми и проявляют интерес к омегам. Конечно, в таком возрасте речь идет не о влечении, а о желании быть рядом, например, делиться игрушками или защищать от хулиганов. Если вовремя не распределить детей по занятиям, альфы не будут знать, как справиться с чувством собственности и агрессией, которые только продолжают расти с каждым днем.
— А…
— А омеги не поймут, почему их так тянет сделать так, как говорят альфы. Необходимо пояснить им, что подчинение вовсе не говорит об отсутствии у них характера. Конечно, нельзя забывать и о физиологической стороне вопроса. Альф нужно подготовить к тому, что у них сформируется узел, а омег — к их первой течке…
— Док, мне тридцать лет. Вы же не собираетесь посадить меня за парту с детьми? Я, конечно, люблю малышей, но даже для меня это слишком. К тому же, я прекрасно понимаю, что значит течка, узел и откуда у омег берутся дети. В прямом смысле этого слова.
— Мне хотелось бы с вами согласиться, но, увы, правила есть правила. Каждый омега обязан представить справку о завершении курсов. А так как теперь ваш статус изменился, без нее вы теоретически не можете даже работать — трудоустройство без предъявления справки является незаконным.
— Это какое-то безумие, — Джаред потер лоб, чувствуя, как головная боль начала распространяться от затылка к вискам.
— Естественно, никто не отправит вас в одну классную комнату с шестилетними детьми, — улыбнулся альфа, и Джаред не смог скрыть облегченного вздоха. Он уже серьезно успел представить, как сидит, сгорбившись, за маленькой деревянной партой, в то время как десятки пар глаз рассматривают его со всех сторон.
— Обычно в таких случаях как ваш приглашают преподавателя на дом. В большинстве случаев — это все те же люди, что преподают в детских классах, просто в оговоренные дни они будут заниматься с вами у вас дома, чтобы не вводить вас в еще более стрессовую ситуацию. Я знаю, сейчас вам меньше всего нужно давление с моей стороны, но я хотел бы порекомендовать вам моего хорошего друга — он занимается с омегами в возрасте от шести до тринадцати лет, а также у него есть опыт работы с несколькими взрослыми.
Доктор Грин взял ручку и записал на чистом листе номер телефона и передал его Джареду.
«Дженсен Эклз», — непривычно аккуратным почерком было выведено под номером.
— Естественно, вы можете сами выбрать специалиста, если хотите. Но от себя могу добавить, что Дженсен отлично ладит со всеми. Он мой лучший друг и крестник моих детей. Так что учтите — я доверяю ему самое ценное.
Доктор улыбнулся, а затем сложил руки в замок, показывая, что прием окончен.
— На сегодня все. Нам необходимо продолжать наблюдение за вашим организмом еще несколько недель, так что я запишу вас на следующие четыре приема. Также в ближайшие дни мне нужно знать, под чьим руководством вы начали проходить обязательную программу обучения. Те самые занятия, — заметив непонимающий взгляд Джареда, альфа кивнул рукой на листок с номером в его руках. — А пока я выпишу вам временную справку, чтобы вы могли продолжать работать. К сожалению, только ограниченное время, но, как мне кажется, это лучше чем полный запрет. Медсестра на стойке скажет вам дату следующего приема. А пока старайтесь наблюдать за реакциями своего организма и быть осторожнее.
Джаред хотел было что-то спросить, но альфа покачал отрицательно головой и добавил:
— Просто подумайте. Я понимаю, это не так просто принять, поэтому дайте себе время.
Кивнув, Джаред вышел из кабинета и направился к стойке регистрации. Доктор был прав: ему не то чтобы принять, а даже поверить в произошедшее было трудно. Все случившееся казалось сюжетом какой-то не очень качественной фантастической книги. Подумать только, он был не единственным бетой, чей статус изменился. Невольно стало интересно, как справились с ситуацией остальные «счастливчики».

URL
2015-04-18 в 16:26 

ksusha-sha
А потом "эпилог" и, "привет, моя унылая жизнь".


Джаред сам не заметил, как оказался напротив двери своей квартиры, он хмыкнул и, достав связку ключей из кармана, открыл замок. Что ж, прошло меньше часа, а он уже не особо прислушивался к указаниям доктора. А что, если его по дороге выловил бы какой-нибудь альфа? Чад не раз рассказывал о том, как ему приходилось давать отпор особенно настойчивым экземплярам. Да что уж там, Джаред и сам несколько раз буквально за шкирку вытаскивал друга из неприятных ситуаций в первые месяцы их переезда из родного города. Пройдя на кухню, Джаред открыл холодильник и невидящим взглядом уставился внутрь. Что нужно есть будучи омегой? Есть ли у них вообще какие-то предпочтения или запреты? Если верить слухам, альфам следовало держаться подальше от острых специй. Причин Джаред не знал, как и того, являлась ли информация очередным мифом о статусах, но, тем не менее, все альфы, с которыми он когда-то общался, упорно избегали острых мексиканских бурито, которые сам Джаред обычно с таким аппетитом уплетал.
Можно ли ему одному съездить в супермаркет, и когда начнется его первая течка? Прием у врача словно открыл шлюз, и вся информация, отсеиваемая раньше из-за ненужности, теперь грозила прорваться наружу. Джаред сунул руку в карман и нащупал сложенный лист бумаги, который дал ему доктор Грин. С одной стороны, у этого человека были ответы на все мучавшие его вопросы. С другой, позвонить ему означало расписаться в собственной беспомощности.
«Да ты ведь омега…», «пахнешь так вкусно…», — вспыхнули в памяти обрывки фраз того самого парня в клубе. Джаред выдернул лист из кармана и развернул. Если он перестанет вести себя как ребенок и позвонит, то никогда больше не попадет в такую унизительную ситуацию, как быть распластанным по стенке кабинки в туалете, в то время как незнакомый альфа разве что не трахает его пальцами. Глубоко вздохнув, Джаред достал мобильный и набрал номер. Вероятно, он еще пожалеет об этом, но лучше так, чем заранее отбросить возможность, прикрываясь нежеланием снова садиться за парту. Пусть даже и в переносном смысле. В трубке раздался протяжный гудок, после чего послышалось шуршание, а затем тихое:
— Дженсен Эклз. Чем могу помочь?
Джаред почувствовал, как у него поджались пальцы на ногах. Говорящий точно был альфой, это было слышно даже по голосу. Чертово новое тело с его инстинктами.
— Привет… я Джаред Падалеки. И… мхм… мне дал ваш номер доктор Грин, — Джаред мысленно дал себе подзатыльник за то, что даже не удосужился подумать, что скажет мужчине. «Привет, я проснулся омегой» вряд ли можно было считать хорошей идеей.
— Ах, Джаред Падалеки? Приятно познакомиться. Расслабься, доктор Грин уже предупредил меня, что ты можешь позвонить. Так что твою историю я уже знаю, — мужчина коротко засмеялся. Не обидно, а скорее расслабленно. Джаред мысленно заключил доктора Грина в крепкое объятье. Если это не противоречит нормам поведения в клинике, конечно.
— Слава богу, я честно не знал, как начать разговор, — Джаред, наконец, закрыл уже начавший пищать холодильник и оперся спиной на дверцу.
— Предлагаю начать его лично и лицом к лицу, а не по телефону. Мне кажется, так будет проще для тебя, да, впрочем, и для меня тоже. Я сейчас на занятиях, так что вряд ли смогу уделить тебе достаточно времени.
— Ох, черт, простите! Я не знал… не подумал. Я… ну, мы тогда… я позвоню… или ты перезвони, — Джаред совсем запутался в том, что хотел сказать, закрыв глаза, стукнулся несколько раз затылком о дверцу холодильника. О боже, он такой придурок. Конечно, альфа сейчас на работе, о чем он вообще думал, когда набирал номер в самый разгар школьных занятий?
— Эй, эй, перестань паниковать. У меня как раз перерыв, но занятие вот-вот продолжится. Я предлагаю встретиться сегодня вечером или же завтра в полдень, в зависимости от твоего графика. Но, конечно, если тебе невтерпеж, можешь прийти прямо сейчас. Кевин как раз сегодня отсутствует, так что за первой партой имеется свободное место.
Джаред почувствовал, как предательски запылали щеки. Этот альфа просто издевался над ним!
— Сегодня вечером...
— Хорошо. И никаких «вы». Давай на «ты». Мы ведь оба взрослые люди, — судя по голосу, альфа улыбался. — Тогда в полседьмого около кофейни «Зеленая Ящерица» на Главной авеню, ты ведь знаешь ее? Я займу столик на улице и буду поглощать свой пятый эспрессо за день.
Джаред не смог сдержать смешок. Что ж, возможно, он все-таки сделал правильно, позвонив.
— Знаю. Договорились. Если что, это мой мобильный, но, надеюсь, он тебе не понадобится, потому что я обычно прихожу вовремя. И пью американо. И да, я перестаю тараторить и кладу трубку…
— Я запомню. Американо и пунктуальность. Нам есть над чем поработать. А сейчас мне пора возвращаться к маленьким любопытным ушам, которые уже пытаются подслушать мой разговор. До встречи, Джаред! — и не дослушав ответ, Дженсен отключился. Джаред улыбнулся и покачал головой. Он — омега, которого один только голос альфы заставил нести что попало и прикусывать губы в предвкушении вечера. Что ж. Как сказал Дженсен, им есть над чем поработать. Определенно.

URL
2015-04-18 в 16:28 

ksusha-sha
А потом "эпилог" и, "привет, моя унылая жизнь".
Джаред приложил все усилия для того чтобы выйти из дома как можно позже, но, в итоге, все равно оказался на Главной авеню за двадцать минут до назначенного альфой времени. Собственная нервозность раздражала: ну, что необычного могло оказаться в этом человеке? Джаред мысленно усмехнулся: зная что случилось с ним за последнюю неделю, можно было приготовиться к чему угодно.
Чтобы не выглядеть глупо, он не стал подходить к «Зеленой Ящерице» и присмотрелся, выискивая среди сидящих за столиками мужчину с чашкой эспрессо. Что заранее оказалось провальной затеей, потому что в такое время все места на улице были забиты, и почти перед каждым посетителем стояла небольшая чашечка. Прекрасно! Как он должен был найти среди них Дженсена Эклза?
До их встречи оставалось ровно десять минут, и Джаред, наконец, заставил себя подойти поближе. Он как раз собирался ненавязчиво обойти все столики, когда ему улыбнулся мужчина, сидевший прямо рядом с выходом. Джаред сглотнул, не зная как себя вести. Внезапно вся уверенность в правильности собственного поступка улетучилась, оставив вместо себя панический страх. Зачем он вообще решил последовать совету доктора Грина и позвонил альфе? Почему он вытащил его в таком срочном порядке? И что, если это вообще не Дженсен, а какой-то альфа-социопат, который заманивает жертв в кафе, а потом методично разделывает дома на куски и складывает их в пластиковые контейнеры из Икеи?
— Джаред? — улыбнулся мужчина и привстал, протягивая руку для знакомства. Джаред нервно выдохнул и ответил достаточно крепким, как ему показалось, рукопожатием. — Прости, я совсем не дал тебе опознавательных примет. Приятно познакомиться, я Дженсен Эклз. Присаживайся.
Джаред отодвинул стул и сел, чувствуя себя словно нашкодивший ребенок. Он сам не знал, с чем были связаны подобные ощущения, но присутствие альфы странно на него действовало. Может быть, все обуславливалось профессией Дженсена или пока еще не совсем налаженным собственным статусом.
— Расслабься, Джаред. Я не собираюсь сажать тебя писать итоговый тест. Мы просто познакомимся и привыкнем друг к другу. Ты не первый омега с переменным статусом, с которым я работал, поэтому, поверь мне, я знаю, что ты сейчас чувствуешь.



Джаред глубоко вздохнул и попытался прислушаться к совету. Дженсен прав — ему нужно было просто расслабиться и наладить контакт с человеком, с которым он, скорее всего, будет видеться довольно часто. Если не передумает.
Дженсен подозвал официанта и заказал два американо.
— А как же эспрессо?
— Всему свое время, — Дженсен улыбнулся, и Джаред невольно залюбовался тем, насколько в мужчине одновременно сочетались сила, так характерная альфам, и какая-то искренняя ласка, которую он скорее ожидал бы увидеть в омеге. Казалось бы, они встретились всего в первый раз, но Эклз, в отличие от других людей, не ставил вокруг себя непроходимой защиты. Он просто был собой: улыбчивым, расслабленным и, судя по собравшимся морщинкам в уголках глаз и нахмуренному лбу, сильно уставшим после работы.
— Расскажи о себе, Джаред, — Дженсен улыбнулся и, поблагодарив уже успевшую вернуться официантку, потянулся за небольшой сахарницей.
Джаред задумчиво прикусил губу, размышляя, стоит ли действительно вдаваться в подробности своей жизни человеку, которого едва знаешь.
— Я художник-иллюстратор. Оформляю детские книги, — начал он, проверяя, действительно ли альфа заинтересован в ответе. Дженсен внимательно смотрел на него, размешивая ложечкой сахар в чашке.
— То есть, возможно, у каждого из моих учеников есть книжка, образ, который в прямом смысле этих слов создал ты?
— Вовсе нет, — Джаред засмеялся. — Моя работа не настолько масштабна. Разве что, только моя первая книга. Сам не понимаю, как так вышло, что она стала популярной. Это на самом деле долгая история. О том, как я стал иллюстратором.
Дженсен глянул на свое запястье, словно сверялся с невидимыми часами, и улыбнулся.
— Ну, судя по всему, время у меня есть. К тому же, я еще ни разу в жизни не встречал человека, который дает жизнь миру, в котором живут дети. Знаешь, иногда мои ученики оставляют в классе какие-то вещи. По мелочи: кто-то ручку, кто-то выпуск комиксов. К концу года мне приходится складывать все это в ящик, чтобы, перед тем как малыши разбегутся на каникулы, вручить им их сокровища. Так вот, иногда там бывают книги. Слава богу, шесть лет — это пока еще тот возраст, когда они предпочитают традиционные матовые страницы современным планшетам и лэптопам. Так вот, я, бывает, листаю эти книги и поражаюсь — каждый рисунок выглядит словно взятая из головы картинка происходящего. Вроде бы и без них можно читать, но, на самом деле, зависаешь на каждой страничке, чтобы рассмотреть детали. Двойной набор ушей у сказочных существ или растения, которых нет ни в одной книге по ботанике. У этого ведь есть своя цель — побудить читателей мечтать, воображать миры, далекие от реальности. И да, вот теперь я, наконец, подбираюсь к своему вопросу. Вы делаете это специально? То есть, вам дают указание, например, «нарисуйте меня-волка с тремя глазами»?
Джаред, до этого дрейфовавший под мелодичный голос альфы, едва не поперхнулся кофе. Откашлявшись, он усмехнулся и отрицательно покачал головой.
— Конечно, нет. Я представляю, какие галлюцинации мы бы рисовали, если бы полностью прислушивались к заказчикам. Хотя я, конечно, не могу говорить за всех. У меня все не как у людей. Не смотри на меня так, это не мои слова, а шефа. Я всегда читаю книгу, перед тем как начать рисовать. Потому что понятия не имею, как можно рисовать что-то для детей, не попытавшись проникнуть в их мир. А как сделать это лучше, чем прочитать то, что написано для них? Правильно, никак. А что касается заказчиков, то я, наверное, по пальцам могу сосчитать, чьи указания выполнил беспрекословно. Пожалуй, даже по пальцам одной руки.
— Дай угадаю, ты никогда не был паинькой и сбежал из дома в шестнадцать лет, — пошутил Дженсен и засмеялся, увидев, как вытянулось лицо Джареда. — Расслабься, это случайность. И нет, у меня нет на тебя досье, перестань подозревать, у тебя это буквально на лице написано.
Джаред, до этого пытавшийся сохранять серьезное выражение лица, улыбнулся и покачал головой.
— Правду говорят, что все альфы — на самом деле хуже маленьких детей. До старости дразнят и разве что за косички не дергают.
— Ну, вот заплети косички, тогда и посмотрим, — лучезарно улыбнулся Эклз, после чего снова рассмеялся. — Так, шутки в сторону, мне, возможно, еще быть твоим преподавателем.
— Да, кстати, об этом. Как так вышло, что ты занимаешься именно этим? Всегда мечтал носить костюмы и ставить двойки несносным демонятам?
— Я всегда мечтал помогать людям познать себя. И с самого первого дня, как только увидел своих первых учеников, понял, что не зря. Понимаешь… эти дети приходят ко мне, не зная что делать, как себя вести, что правильно, а что — нет. Еще вчера они были просто детьми. А сегодня они дети-альфы и дети-омеги. Это самый сложный период в жизни любого человека, и я рад, что могу указать им направление и поставить на верный путь.



— Кто-то не становится альфой или омегой, — Джаред почувствовал странный укол ревности. Почему речь всегда шла только о двух главных статусах, словно бет и вовсе не было?
— Эй, тише. Никто не говорит, что всем обязательно нужно оказаться альфой или омегой. Просто у этих двух статусов гораздо больше проблем и препятствий на пути. Там, где беты ступают даже не задумываясь, омегам нужно быть крайне осторожными. То же самое могу сказать и об альфах. Да и зачем мне тебе объяснять? Скажи, пробыв большую часть жизни бетой, ты видишь разницу, став омегой? Изменились ли твои привычки? Появились ли новые страхи? Стало ли то, что раньше было помечено доверительным «зеленым», теперь — сомнительно «красным»?
Джаред невольно вспомнил инцидент в клубе и поморщился.
— Это не в счет. Я всего неделю как стал омегой. Да и то до сих пор подозреваю, что все это — какая-то странная шутка. Передача «Смущенные и раздавленные», в которой в конце обязательно выедут операторы с камерами, и все поздравят меня за отличное шоу.
Дженсен внезапно посерьезнел, и Джаред невольно заволновался, что ляпнул что-то не то.
— Джаред. С этим не шутят. Это серьезно, и именно поэтому мы сейчас здесь, а не по своим домам с бутылочкой пива в ожидании вечернего матча.
Джаред вздохнул и кивнул. Альфа был прав: вряд ли с таким можно было шутить.
— И что теперь? Доктор Грин как-то путано рассказал мне о курсах, которые ты ведешь. Сам я знаю об этом не больше чем остальные беты.
— Вообще, детям положено проходить месячный курс: по занятию каждый день. Но для взрослых хватит и раза в неделю. Благо мне не нужно объяснять тебе, что такое узел, зачем и почему он есть у альф. И также, что с ним делать надо и, что крайне важно, НЕ надо. Вряд ли я смогу достаточно понятно объяснить тебе, что мы будем проходить. Гораздо легче будет это просто самому увидеть и услышать, — Дженсен улыбнулся и, допив свой кофе, подозвал официантку, чтобы рассчитаться. — К тому же, у тебя просто нет выбора. И поверь мне, меньше всего я хочу прибегать к шантажу.

URL
2015-04-18 в 16:31 

ksusha-sha
А потом "эпилог" и, "привет, моя унылая жизнь".
Джаред кивнул и достал бумажник. Дженсен был прав: наверное, лучше было как можно быстрее начать и поскорее разделаться с этими странными занятиями. Конечно же, преподавателем в его случае должен был оказаться именно «альфа с обложки», да еще и с безумно звучными именем. Дженсен. От осознания, что этот человек будет его преподавателем, внизу живота неприятно потянуло. Вряд ли его жизнь смахивает на сюжет порнофильма, в котором учитель раскладывает непослушного ученика на парте.
— Хорошего дня, и спасибо, что посетили наше кафе, — официантка убрала их пустые чашки на поднос и отошла. Тут Джаред внезапно обнаружил, что так и сидит с бумажником в руках.
— Ой, черт. Сколько с меня?
— Я угощаю. А сейчас прости, но мне еще нужно проверить целую кипу тестов по моделям поведения, а это, поверь мне, то еще удовольствие, — произнес со скорбным видом Дженсен. — Поэтому давай посмотрим, когда тебе будет удобно встретиться для первого занятия.
Джаред кивнул и, убрав бумажник в карман, достал телефон и открыл календарь.
— В принципе, я мог бы в любой день, благо работу можно взять на дом. Так что давай ориентироваться на твое расписание. А, стой. Кроме четвергов — у меня спортзал. И по вторникам я подрабатываю волонтером в приюте для животных.
— Знаешь, я мог бы определить твой статус, даже не глядя в медицинские документы, — Дженсен покачал головой, и Джаред почувствовал, как от смущения запылали щеки.
— Тогда предлагаю пятницу. Не хочу отнимать у тебя законный выходной. Но будь готов к тому, что время урока будет не фиксированным. Мне нужно многое тебе рассказать. Тем более, нет ничего лучше тренировок во время занятия. Поэтому советую тебе освободить весь день. Ладно. Сейчас мне точно пора идти. Увидимся на следующей неделе, Джаред. Было приятно познакомиться. В случае чего, звони, — с этими словами Дженсен встал и, махнув на прощание рукой, направился в сторону метро. Джаред шумно выдохнул, только теперь осознав, что задержал дыхание, провожая альфу.
Да. Сейчас ему как никогда хотелось, чтобы тот оказался не таким… идеальным. Может быть, тогда не было бы так обидно понимать, что Дженсена наверняка ждет дома любимый человек. Потому что такова жизнь. А в жизни красивые и умные альфы не проводят вечер в одиночестве.
Джаред встал и, кинув последний взгляд на пустой стул напротив, направился к остановке. Ему предстояло ждать целую неделю, перед тем как приступить к занятиям, которые теперь почему-то не вызывали такой негативной реакции. Впрочем, можно было даже не задумываться почему.




В понедельник Джаред понял, что вместо маленького лисенка для заказчика, рисует на бумаге мультяшную версию Дженсена: с довольной улыбкой на веснушчатом лице и толстой папкой с бумагами в руках. Скомкав лист, омега кинул его в мусорную корзину.
Во вторник, выгуливая во дворе приюта Сэди и Херли, он чуть было не спутал одного из стоящих у клетки альф с Дженсеном. Благо ему удалось в последний момент сделать вид, что он просто едва справился с управлением неугомонными собаками. Повернувшийся альфа оказался настолько не похож на Дженсена, что Джаред едва смог сдержать удивленный возглас.
В среду Джаред не выдержал и после работы направился прямиком в свой любимый гей-бар. Но сбежал оттуда, стоило только ему встретиться нос к носу с толпой альф. Парни явно не собирались причинить ему вред, но вместо прежнего желания пообщаться и приятно провести время Джареда парализовало от ужаса.
К четвергу он уже готов был лезть на стены, даже несколько раз собирался позвонить Дженсену с просьбой перенести встречу, но в последний момент убирал телефон подальше с глаз. Спортзал помог снять напряжение, но, тем не менее, оставил после себя чувство неудовлетворенности: Джаред не мог больше жать вес, который раньше поднимал без проблем. Чертыхнувшись, он забрался на беговую дорожку и не останавливался до тех пор, пока ноги не превратились в желе, грозя вот-вот перестать держать его в вертикальном положении.
Несмотря на то что они с Дженсеном договорились встретиться в полдень, в пятницу Джаред встал рано. Собственная квартира-студия, которой всегда так завидовал Чад, вдруг стала казаться неубранной и безвкусно обставленной. Зарычав, Джаред попытался сделать перестановку, но сдался, когда понял, что из этого занятия вряд ли получится что-то толковое. Это было бесполезно. Если раньше Дженсен подумал бы, что он просто безвкусен, то теперь непременно решит, что он еще и псих, который расставляет мебель в хаотичном порядке. За уборкой он не заметил, как пролетело время, и очнулся за час до прихода альфы. Джаред в панике кинулся в ванную, надеясь, что ему не придется встречать Дженсена в полотенце на бедрах и с волосами, убранными под цветастую шапочку для душа.
Альфа позвонил в дверь ровно в двенадцать, как раз когда Джаред включил кофеварку, надеясь себя хоть чем-нибудь занять вместо бесцельного дрейфования по квартире и перекладывания подушек с дивана на кресло и обратно.
— Привет, — Дженсен улыбнулся и прошел в квартиру, не дожидаясь приглашения. Он принюхался и, поставив на пол небольшой кейс, заглянул в зал. — Мне кажется, или я чувствую свою вторую чашку эспрессо?
Джаред с трудом сдержался, чтобы не расплыться в довольной улыбке: осознание того, что он угодил альфе, заслоняло собой все остальные чувства, в том числе и уже порядком надоевшую нервозность.
— Я вижу, ты принес кейс, — не выдержал Джаред, передавая альфе чашку с кофе.
— А я вижу — ты наблюдательный, — Дженсен сделал большой глоток и одобрительно промычал. — Очень мудрое решение. До второй чашки кофе со мной бесполезно разговаривать. Так. О чем ты меня спросил? Ах, да. Кейс. Не волнуйся, там нет ничего такого, что тебе не было бы знакомо. Пока что.
— То есть?..
— Именно. Пока никаких макетов узла, можешь выдохнуть.
Дженсен снова подхватил кейс с пола и направился в гостиную с таким видом, будто он каждый день только и делал, что шастал по чужим домам с миссией обучить здоровенных верзил азам поведения в обществе. Впрочем, верзилой Джаред себя не считал, да и предстоящую им обучающую программу с натяжкой можно было назвать поведением в обществе. Поймав себя на таких глупых мыслях, Джаред попытался сконцентрироваться на Дженсене и его словах.
— На первом занятии я хотел бы просто поговорить. Узнать о тебе побольше. О том, как обычно ты проводишь время, с кем общаешься, что тебе нравится, а что — нет. В общем, мне нужно составить твой психологический омега-тип, — альфа достал из кейса блокнот с ручкой и задумчиво прикусил губу. Джаред хмыкнул и потер затылок, борясь с неловкостью. Было как-то сложно просто выложить свою жизнь абсолютно чужому человеку. Более того, своему... учителю.
Дженсен, словно прочитав его мысли, вздохнул.
— Расслабься, Джаред. Иначе у нас ничего не получится. Мне нужно, чтобы ты мне доверился. Я здесь не для того чтобы держать тебя весь день за партой, тыча носом в схему строения альфа-члена, — Дженсен явно старался, чтобы его голос звучал как можно серьезнее, но в конце не смог сдержать смех.
— А что, такие будут? — притворно ужаснулся Джаред. — Если что, я уже большой мальчик и вполне четко представляю себе строение половых органов альфы.
— Я охотно тебе верю. Вот только ты не знаешь, какое они оказывают влияние на организм омеги. Но до этого нам еще далеко. Пока что — азы. Исходя из информации из твоей медицинской карты, тебе в детстве определили бета-статус, верно?
Джаред помрачнел и кивнул. Эта мысль давно не давала ему покоя: подумать только, он все это время мог бы быть омегой, не зная насмешек и комплексов. Если бы не его глупый организм, которому, конечно, нельзя было никак обойтись без задержки развития, или, как там это назвал доктор Грин, вся его жизнь могла бы быть абсолютно другой!
— Мне всегда казалось, что они ошибаются, — тихо добавил он, решившись, наконец, поделиться своими детскими переживаниями и надеждами с Дженсеном. Даже Чад не знал об этом — слишком стыдно было признаваться лучшему другу в том, что каждую ночь Джаред засыпал, мечтая в один прекрасный день доказать врачам их ошибку. Тогда, со своими нелепыми домыслами и детскими обидами, он казался себе ничтожным. Сейчас же, когда напротив сидел Дженсен и внимательно слушал, Джаред понял, что в течение стольких лет был прав.



— Такое бывает. Ты не поверишь, но около половины бет с переменным статусом утверждают, что всю жизнь чувствовали, что при определении их статуса врачами была допущена ошибка. Это можно сравнить с известным всем примером об ориентации или гендерной идентификации. Есть мужчины, которые чувствуют себя женщиной, и наоборот. За тем лишь исключением, что физический пол человека не изменится никогда. По крайней мере, я на это надеюсь. Не знаю как тебя, а меня мысль в один прекрасный день проснуться и найти вместо своей мужественной плоской груди немаленькие женские прелести нешуточно пугает, — Дженсен улыбнулся и достал из кейса несколько листов. — Это психологический тест. Все ребята заполняют его на самом первом занятии. Версия, которую я даю тебе, ориентирована на взрослого человека, так что заканчивай так на меня смотреть! Постарайся ответить на вопросы как можно точнее и объективнее. А я пока осмотрюсь, ты не против? Ничего выходящего за рамки приличия, обещаю, — альфа пододвинул к Джареду ручку и встал со стула.
Вздохнув, Джаред придвинул к себе листы и принялся читать вопросы, стараясь одновременно прислушиваться к звукам в квартире. Вот Дженсен проходится вдоль книжных полок и перебирает пальцами корешки, вот проходит к столу и рассматривает недавние эскизы (Господи, пусть там не окажется ни одного рисунка, на котором он изображен!), вот он выглядывает из окна.

URL
2015-04-18 в 16:33 

ksusha-sha
А потом "эпилог" и, "привет, моя унылая жизнь".
Джаред сам не заметил, как в какой-то момент перестал прислушиваться и полностью погрузился в заполнение теста. Удивительное дело — вопросы в нем были действительно интересными, в отличие от других психологических тестов, где уже с третьего вопроса можно заранее определить результат. Во многих пунктах требовалось просто кратко изъяснить свое мнение о тех или иных вещах, жизненных принципах, стереотипах, и это странным образом увлекало. Словно разговор с невидимым собеседником. Более того, за каждым вопросом явно слышался голос Дженсена: на минуту Джареду даже показалось, что тот стоит за его спиной и проговаривает их вслух.
К тому моменту как Дженсен вернулся за стол, Джаред как раз заканчивал с последним вопросом. Отложив ручку, он пододвинул листы к альфе и скромно улыбнулся.
— Очень хорошо, — похвалил Дженсен, и Джаред почувствовал волну какой-то странной гордости за то, что он смог добиться от Эклза такой реакции. Смутившись, омега потер шею и постарался сменить тему.
— Что теперь?
— Мне бы хотелось поговорить с тобой о стереотипах, Джаред. Например, об альфах. Зачем они нужны? — задав этот вопрос, Дженсен решительно щелкнул ручкой и обратил все свое внимание на Джареда, которому внезапно стало страшно. Он многое знал об альфах — неудивительно, когда твой родной брат и отец обладают подобным статусом, сложно оказаться в стороне. Но вместо того чтобы ответить на вопрос, Джаред впал в ступор. Что, если то, что он знал об этом статусе, вовсе не было правдой? Дженсен ведь не просто так сформулировал свой вопрос, заявив, что речь пойдет о стереотипах. Что, если какое-нибудь случайно сказанное слово его обидит?
— Смелее, Джаред. Вряд ли ты скажешь что-то такое, отчего я убегу в слезах, хлопнув дверью. Даже если тебе кажется правильным заявить, что все альфы — тупые самцы с членом вместо мозга, это будет все еще твоей позицией, на которую ты имеешь полное право.
Еще до недавнего времени Джаред ответил бы, что альфы — это одна из трех статус-групп, а если говорить о более приземленных характеристиках, то это просто не особо обремененные интеллектом люди, основной жизненной целью которых является найти свою пару, дабы в будущем завести семью и передать свои гены дальше. Это вовсе не означало, что альфы были глупыми, вовсе нет. Они были просто… другими. Менее творческими или креативными. И больше — прямолинейными, пробивными. Все альфы семьи Падалеки были абсолютно такими же, и, наверное, за это Джаред их и любил. Будучи бетой, ему нередко приходилось сталкиваться с прессингом или нелицеприятными высказываниями в свой адрес. И именно Джефф всегда был рядом, чтобы показать обидчикам, как выглядит альфа в гневе. Джареду бы хотелось рассказать обо всем этом Дженсену, но вместо ожидаемых слов у него вырвалось совсем другое:
— Альфы нужны... для того чтобы создать пару. Они... дополнят омегу и дадут ему новую жизнь, — Джаред прикрыл рот ладонью, испугавшись того что ляпнул. Дженсен понимающе улыбнулся, и от этого стало еще более не по себе. Что он только что сказал? «Дополнят омегу?» Откуда эти мысли вообще взялись в его голове?
— Главное, без паники. То, что сейчас произошло, — один из признаков того, как меняется твое подсознание в связи с проявлением истинного статуса.

— Я даже не знаю, что мне сейчас больше всего хочется сделать: в ужасе сбежать или впасть в истерику, со всеми прилагающимися, — саркастично отозвался Джаред. Слишком многое навалилось на него за такой короткий период времени. Можно было привыкнуть к тому, что его тело стало меняться, к тому, что организм стал по-другому реагировать на запахи, но вот принять изменение подсознания казалось просто невозможным. Словно какой-то продвинутый хакер с легкостью взломал его и загрузил в мозг новую информацию.
— А вариант просто продолжить заниматься не рассматривается? — Дженсен улыбнулся, и Джаред почувствовал, как его сердце, словно в сопливой мелодраме, начало биться быстрее. В этом альфе точно было что-то странное, отличавшее его ото всех, кого Джаред когда-либо встречал.
— Так уж и быть, — Джаред сделал вид, что раздумывает, но, заметив серьезный взгляд альфы, присмирел.
— Как ты думаешь, что может дать омега альфе?
Джаред задумался, перед тем как ответить на этот вопрос. Логика подсказывала — про семью; может быть, детей; что-нибудь из того, о чем рассказывал ему Чад. Но голос где-то на задворках сознания буквально потребовал произнести вслух:
— Он может дать альфе шанс стать целым, — тихо выдохнул Джаред, стараясь не задумываться над тем, как жалко он наверняка должен был выглядеть. Вопреки опасениям, альфа не засмеялся над ним, а понимающе кивнул.
— Не надо бояться того, что говорит тебе твое тело и внутреннее я, — добавил он и отметил что-то в своих листах. — Как насчет того, чтобы перекусить? Честно говоря, я умираю с голоду.
Джаред как раз собирался ответить, что даже более чем согласен, но его желудок заурчал, опережая хозяина.
— Что ж, сочту это за согласие. Китайская или итальянская кухня?
— Китайская.
Позже они устроились друг напротив друга, разложив перед собой картонные коробки, то и дело переглядываясь и утаскивая наперегонки самые вкусные кусочки. После перерыва Дженсен снова вернулся на прежнее место, и они продолжили занятие, которое Джаред скорее предпочел бы назвать просто дружеским разговором. Тем не менее, когда Дженсен вышел за порог квартиры, Джаред понял, что многое узнал всего лишь за один день: прислушиваться к своему внутреннему голосу, по-другому относиться ко многим вещам. Уходя, альфа подхватил свой кейс и пригрозил, что на следующее занятие непременно прихватит пару дилдо с узлом, чтобы Джаред не скучал. И ведь стоило ему только раз отвлечься! Закрыв дверь, Джаред прислонился к ней спиной и прикрыл глаза. Все его естество буквально кричало — попроси его остаться! Но вместо этого омега только покрепче стиснул зубы и отправился к ноутбуку — ему еще предстояло доделать заказ.



На этот раз неделя пролетела незаметно — то ли Джаред уже знал, чего ожидать, то ли дел накопилось больше, каждое из которых требовало уйму времени и сил. Так или иначе, к пятнице Джаред уже едва держался на ногах и мечтал только об одном: скорее забраться в постель и выспаться.
Дженсен снова пришел ровно в указанное время и уже привычным жестом поставил свой кейс у входной двери. Джаред смерил его подозрительным взглядом, все еще помня угрозу альфы. Они прошли к столу, где уже стояло две чашки с кофе, и Дженсен тут же, забыв про все остальное, подхватил ближайшую и сделал большой глоток.
— Ты явно начинаешь мной манипулировать. Мне стоит насторожиться?
— Точно. В следующий раз попрошу у тебя песцовую шубу.
— Но-но! Я против изделий из натурального меха. Замахнись на что-нибудь, что раньше не бегало в лесах.
— Ты же в курсе, что их выращивают на специальных фермах?
— В курсе, но даже слушать об этом не хочу. У меня детская травма. А теперь к делу. Тема сегодняшнего занятия — Пара. Уверен, большую часть материала ты уже знаешь. В нашем обществе можно наблюдать несколько видов Пар, таких как: Альфа-Бета, Бета-Омега, Бета-Бета, Альфа-Омега и, что встречается крайне редко, — Альфа-Альфа. В принципе, благодаря селекции, любая из этих пар может гармонично сосуществовать, но лишь пара Альфа-Омега отличается ото всех остальных. Как ты думаешь, чем?
Джаред сделал глоток из своей кружки и задумчиво обвел взглядом квартиру.
— Думаю, чувства... м-м... сильнее?
— О, не то слово. Но главное отличие заключается не только в этом. В то время как все остальные пары могут сами выбирать друг друга, у альфы и омеги нет выбора.
— Импринтинг...
— Именно. Самое интересное, что зачастую человек может даже не понять, что он нашел свою пару. Все начинается как обыкновенная симпатия, но с каждым днем чувства растут.
— А чьи ощущения сильнее? — Джаред нервно сглотнул, чувствуя непонятное волнение. Это все странно напоминало ему... нет. Этого точно не могло произойти.
— К сожалению, в каждой паре все происходит по-разному. В одних случаях омега распознает связь раньше, в других — альфа. У последних, за счет их натуры, импринтинг проявляется в повышенном чувстве собственности, желании оградить омегу от любого воздействия извне.
— А у омеги?
— Омегу просто тянет к своему альфе, словно они — братья-близнецы. Находиться вдалеке от своего альфы может иногда быть болезненно, но это в более редких случаях. Чаще всего это особая смесь из ощущений, желания угодить, порадовать и всячески обеспечить свою пару комфортными условиями.
Джаред с ужасом посмотрел на чашку в руках Дженсена. Нет. Это все глупости. Он просто старался быть гостеприимным. Вот только на самом деле это было больше чем просто вежливость.
— А что, если омега запечатлится с уже занятым или занятой альфой?
— Такого не бывает. Природа все предусмотрела. Поэтому для каждого омеги где-то в мире есть свой собственный альфа. В предложенном тобой случае между альфой и омегой просто не возникнет связи. Конечно, отношения без связи тоже возможны, но они не будут приносить такого удовольствия и того самого чувства целостности, о котором мы говорили на первом занятии. Тем не менее, многие альфы и омеги встречаются, не являясь истиной парой. Им хватает тех чувств, которые они испытывают друг к другу на базовом уровне. А уж с последними веяниями моды и всеми этими организациями по защите прав Омег все как с ума посходили и начали в буквальном смысле слова бояться и держаться в стороне от импринтинга. Не то чтобы они сами могли решать за себя, когда за дело берется матушка природа, но их тоже можно понять. Если подростки запечатляются в возрасте тринадцати лет, крайне важно помочь им не наделать глупостей.

URL
2015-04-18 в 16:34 

ksusha-sha
А потом "эпилог" и, "привет, моя унылая жизнь".
— Ты хотел сказать — детей, — слегка обиженно поправил альфу Джаред. Несмотря на то, что сам он не планировал заводить потомство, такое типичное для альф отношение к детям задело его за живое.
— В таком возрасте это можно назвать именно глупостями. Они сами еще дети без образования и планов на будущее. Именно поэтому я стараюсь как можно раньше поселить в их сознании мысль о том, что нужно быть аккуратным со своей парой.
— А у тебя есть пара? — любопытство взяло верх, но Джаред тут же пожалел, что позволил себе такую вольность. Дженсен не обязан был отчитываться перед ним за свою личную жизнь. Тем более, он сам не знал, как бы отреагировал на положительный ответ. Ведь если у Дженсена уже есть пара, то все, что Джаред чувствовал, могло оказаться игрой воображения. Как раз когда он уже собирался извиниться и как-то замять тему, Дженсен отрицательно покачал головой.
— Нет. Я не уверен, что найду свою пару. Для этого нужно общаться, знакомиться с новыми людьми. А все, что делаю я — провожу свои дни в четырех стенах в окружении малышей. Не то чтобы я жалел об этом. Нет. Наверное, так я помогаю большему количеству людей, чем смог бы, найди я свою пару, — альфа пожал плечами и обеспокоенно посмотрел на Джареда. — Ты хорошо себя чувствуешь? Ты немного бледный, — он встал и, в несколько шагов оказавшись около омеги, прижал ладонь к его лбу. — Возможно, у тебя небольшая температура.
Джаред замер, боясь даже выдохнуть. Теперь, когда Дженсен оказался так близко, от него исходил густой аромат — смесь парфюмерной воды, тела и чего-то еще — неизвестная Джареду нота — словно кто-то взял и придал слову «безопасность» запах.
— Я очень надеюсь, что это не пересекается с темой нашего следующего занятия, — покачал головой Дженсен и убрал руку, задержав ее на лбу омеги дольше чем того требовалось для определения температуры.
— Я в порядке, — вяло отозвался Джаред, понимая, что врет. Он точно не был в порядке. А после прикосновения альфы все только ухудшилось. Жар, до этого неприятно пекший щеки и лоб, вдруг резко распространился по всему телу, заставляя выдыхать через рот ставший вдруг сухим воздух. Это было странно и не было похоже ни на одно из ощущений, которые Джареду приходилось до этого испытывать.
— Нет, ты не в порядке, — внезапно хриплым голосом произнес Дженсен. Он, как и Джаред, втянул носом воздух, словно пытаясь унюхать что-то, а затем тихо зарычал.
— Ты... ты чего, — от близости альфы Джареда начинало вести. На висках мелкими бисеринками выступил пот, все тело то пробивало ознобом, то затапливало удушливой жаркой волной. Хотелось встать и... сделать что-нибудь. Выгнуться, прижаться...
— У тебя течка, Джаред, — выдохнул Дженсен, прежде чем наклониться и прижаться к губам омеги.
Они влипли.



Дженсен собирался срочно покинуть дом омеги. Он не имел никаких прав находиться там, в то время как Джаред был совершенно не готов к своей первой течке. Более того, его приоритетной задачей было научить омегу быть готовым к этому моменту, как сделал бы почти каждый альфа, а не воспользоваться его беспомощным состоянием.
— Дженсен, что? — почти простонал Джаред, прижимаясь к нему всем телом. Поцелуй быстро оборвался, из-за того что омега не мог устоять на месте. Более того, он, кажется, даже ничего не понял еще. Многие омеги, впадая в первый раз в течку, полностью теряют связь с реальностью. Дженсен, собрав волю в кулак, попытался отстраниться, но Джаред недовольно замычал и тут же сократил и так минимальное расстояние между ними.
— Ну что же ты делаешь, — альфа положил ладони Джареду на скулы и попытался взглянуть тому в глаза, но это оказалось бесполезно — омега, оказавшись совсем не готовым к своей первой течке, полностью погрузился в свои ощущения. Вместо ответа Джаред не то тихо простонал, не то тихо мяукнул и прикусил нижнюю губу, словно стесняясь что-то спросить.
— Пойдем, я уложу тебя в постель, — Дженсен честно пообещал себе помочь парню — его никак нельзя было оставить в таком состоянии. Черт, да мало ли бывало случаев того, как альфа вламывался в квартиру, учуяв что омега находился там совсем один? И плевать, что большая часть из них походила на сюжет криминального фильма. Дженсен не мог допустить, чтобы что-то подобное случилось и с Джаредом.
— В постель? — эхом отозвался омега, и Дженсену в нос ударил сладкий запах, который он ни с чем не смог бы перепутать. Первая течка. Говорят, если найти свою пару в его или ее первую течку, то ощущения от секса можно сравнить с наркотическим воздействием. Дженсен помотал головой, стараясь избавиться от вязких мыслей. Все играло против него. От собственного бессилия хотелось выругаться — он ведь тоже не железный! Сначала Грин, с которым они не созванивались неделю, звонит ему с просьбой позаботиться об одном омеге прямо в разгар школьного сезона. Потом этот омега оказывается таким... потрясающим. Интересным. Отзывчивым. Своенравным, но в то же время удивительно податливым. А теперь еще и эта течка! Кое-как добравшись с Джаредом до спальни, альфа огляделся: комната была просторной и погруженной в полумрак. Неужели прошло так много времени? Джаред не дал ему додумать эту мысль, снова прижавшись всем телом и ткнувшись губами в губы. Дженсен взял его аккуратно за плечи, чтобы отстранить, но в последний момент не выдержал, и наоборот, притянул к себе. К черту! Он просто не мог найти в себе сил и дальше бороться с бурлящим внутри желанием. Джаред охнул и выгнулся в его руках, начав расстегивать пуговицы на рубашке альфы, не разрывая поцелуй. Когда он отстранился, Дженсен увидел в ореховых глазах блеск понимания происходящего: омега то приходил в себя, то снова терялся в ощущениях.
— Дженсен, мне больно, — зашептал Джаред, прижимаясь влажными губами к его шее, не прекращая раздевать альфу.
— Тише, сейчас. Сейчас я все исправлю, — Дженсен скинул рубашку с плеч и развернул Джареда. Теперь тот касался ногами кровати, и альфа не смог отказать себе в удовольствии чуть подтолкнуть его, чтобы увидеть как на секунду расширились от неожиданности глаза омеги. Отвлекающий маневр сработал: теперь Джаред, кажется, стал меньше обращать внимание на неприятные ощущения. Первая течка всегда очень болезненна, и унять ее можно было либо особым уходом, либо вязкой. На первое времени у них уже не было. Дженсен зарычал, когда Джаред, потянувшись, прижал ладонь к его члену сквозь ткань брюк.
— Не дразнись, — выдохнул он, наклонившись, чтобы снова поцеловать уже зацелованные губы.
— Дженсен... мне нужно, — прошептал Джаред, и это все, на что альфу хватило. Он отстранился, ловко стащив джинсы с омеги, и принялся за собственную одежду. Брюки отправились туда же, где уже валялась футболка Джареда, — и когда он только успел ее снять? К брюкам и футболке последовали носки с боксерами. Теперь омега лежал под ним именно в том виде, в котором Дженсен хотел его увидеть с самой первой встречи. Он ненавидел себя за это, но никак не мог побороть необъяснимое влечение, эту взрывную смесь похоти и болезненной нежности.

URL
2015-04-18 в 16:36 

ksusha-sha
А потом "эпилог" и, "привет, моя унылая жизнь".
С Джаредом попробовать хотелось все и даже больше. Перевернуть на живот и вылизать, слушая как тот сбивчиво стонет, прикусывая угол подушки. Поставить на четвереньки и долго растягивать пальцами, то разводя их «ножницами», то сгибая, каждый раз касаясь простаты. Закинуть его ноги себе на плечи и просто вбиваться в красивое, загорелое тело под собой.
— Дженсен, — поторопил Джаред, и альфа тряхнул головой, возвращаясь в реальность.
— Сейчас, Джаред. Сейчас все будет, — он провел ладонью по подтянутому животу омеги, стараясь не зацикливаться на собственных желаниях и сконцентрироваться только на Джареде. Он скользнул пальцами ниже и прижал сразу два к скользкому от смазки отверстию. Джаред громко застонал, подтягивая колени к груди, и Дженсен едва смог сдержать собственный рык, когда по его пальцам потекла новая порция смазки.
— Вот так, хороший мой. Молодец. Сейчас тебе будет легче...
Дженсен знал, что чем дольше он будет медлить, тем больше принесет боли омеге. В первую течку нужно было действовать быстро и резко — без длительной подготовки. Джареду могла помочь только вязка с узлом. Поэтому, введя резким движением пальцы, он повел ими несколько раз вкруговую и вытащил, размазывая смазку по собственному члену. Господи. Он точно долго не продержится. От запаха, стонов, от самого Джареда Дженсена вставляло похлеще чем от косяка, который они когда-то выкурили с ребятами в колледже.
Омега развел ноги, подхватив себя под коленями, и Дженсен понял, что просто не может больше медлить. Он придвинулся ближе и провел несколько раз по сжимающейся дырочке головкой своего члена, отчего Джаред недовольно замычал, приподняв голову с подушки.
— Сейчас, омега, — альфа улыбнулся, заметив как нахмурился Джаред в ожидании, и резко толкнулся внутрь, растягивая членом мышцы, давая омеге то, что ему так требовалось.
— Да-а-а-а, — протяжно застонал тот, тут же сжимаясь на члене, заставляя Дженсена сомневаться, сможет ли он продержаться дольше пары толчков. Альфа наклонился и, прижавшись губами к губам Джареда, начал резко входить внутрь, ловя ртом отрывистые стоны и невнятные бормотания омеги.
— М-мало, — выдохнул Джаред, и Дженсен почувствовал, что вот-вот сорвется. Начавший набухать едва ли не с момента их первого поцелуя узел, уже достиг своей величины и теперь с каждым толчком все глубже погружался в омегу, пока, наконец, не вошел полностью. Дженсен громко застонал и попытался двинуть бедрами, наслаждаясь тем, как сжимаются вокруг жаркие стенки. Джаред замер под ним и, выгнувшись, кончил, заливая их животы спермой. Дженсен, кажется, перестал дышать. Его член сдавливало восхитительной теснотой и выдаивало досуха, заставляя тело биться в агоническом удовольствии. Это было слишком. До боли хорошо. Альфа беспомощно уткнулся лбом в плечо Джареда, пытаясь не утонуть в самом сильном оргазме за всю свою жизнь. Член все еще пульсировал внутри Джареда, выплескивая одну за другой струи спермы, заставляя его с каждым разом погружаться в омегу чуть глубже. Господи. Он точно умер и попал в рай...
Спустя несколько минут Джаред под ним зашевелился и с недовольством заворчал, пытаясь распрямить ноги. Что ж, это была не самая удобная позиция для вязки.
— Терпи, — шепнул Дженсен, и прижался губами к виску омеги, с тоской понимая, что только что совершил то, чего никогда не сможет себе простить.
Воспользовался человеком.
— Спасибо, — тихо поблагодарил Джаред, поглаживая ладонью его спину, явно даже не подозревая о том, что именно между ними произошло.



Джаред потянулся и, с трудом разлепив глаза, резко сел на кровати. Все тело ныло, словно он накануне прошел не через свою первую течку, а принимал участие в боях без правил. Оглянувшись, омега увидел, что вторая половина постели пустовала, — Дженсен ушел. Совершенно неожиданно вместо горькой обиды накатила злость. Чертов альфа даже не нашел в себе смелости поговорить с ним! Откинув одеяло, Джаред поднялся с кровати и поморщился: все тело ощущалось грязным, между ягодиц было влажно и липко, что только лишний раз напомнило Джареду, насколько опрометчивым было подумать о том, что Дженсен — его пара. Что Эклз вообще хоть чем-то отличается от других альф. Вздохнув, Джаред направился в душ – ему только и оставалось, что упиваться жалостью к самому себе.



Горячая вода не принесла желанного расслабления, наоборот, с каждой минутой омега чувствовал как все больше начинает тянуть мышцы — наверное, какой-то побочный эффект течки, о котором Джаред не знал. А мог бы, если бы чертов Эклз занимался его обучением, а не запихивал свой узел в первую попавшуюся течную задницу. Положив на язык пару таблеток обезболивающего, Джаред запил их водой, мрачно понимая, что если это и было запрещено, то он этого не знал.
К полудню боль ослабла, но не до конца, ни на минуту не давая забыть о том, что произошло. Джаред отбросил в сторону книгу, которой пытался себя занять, и подхватил с журнального столика телефон. Никто не может так просто отказываться от Джареда Падалеки!
Дженсен не брал трубку. Сначала Джаред подумал, что тот просто не слышал звонок, но на пятом гудке, когда оператор бодрым голосом сообщил, что абонент недоступен, омега со злостью нажал на кнопку сброса вызова. Сбегать под утро, а потом не отвечать на звонок. Прекрасное поведение. Достойное шестнадцатилетнего мальчишки. Джаред снова подхватил книгу и, с трудом отыскав страницу, на которой остановился, попытался сконцентрироваться на чтении. Его хватило на пару абзацев, перед тем как снова набрать знакомый номер. Вторая попытка точно так же не увенчалась успехом, и Джаред с трудом удержал себя от того, чтобы не запустить свой айфон в стену. Пора было признать: если бы Дженсен хотел не просто пристроить свой член, а чего-то большего, он бы давно позвонил. Господи, да он бы даже не сбежал. Омега со вздохом откинул книгу в сторону и набрал номер Чада. Ему просто необходимо было с кем-то поговорить.

URL
2015-04-18 в 16:38 

ksusha-sha
А потом "эпилог" и, "привет, моя унылая жизнь".
Когда они встретились, Мюррей чуть было не прикончил его, узнав о том, что произошло. Сначала за то, что скрывал такое важное событие, а потом за то, что «подставился кому попало». Джаред с трудом сдержал клокочущую в груди злость. Откуда он мог знать, что у него начнется течка? Откуда он вообще мог знать как себя вести?
Успокоившись, Мюррей попросил его еще раз рассказать историю с самого начала, после чего со вздохом спросил:
— У тебя весь день тянет в груди?
Джаред кивнул, не понимая, к чему Мюррей вообще задал этот вопрос.
— Ты злишься, сам не зная на кого, и все твои мысли крутятся вокруг этого альфы?
Снова кивок. Какого черта?
— Твоя течка внезапно отступила, но оставила неприятное тянущее ощущение во всем теле?
— Да! Да! Да! К чему этот допрос, может быть, объяснишь?
— Он твоя пара, Джаред, — Мюррей улыбнулся во весь рот, словно только что сообщил Джареду о том, что он выиграл миллион в лотерее.
Джаред и до этого догадывался, что они с альфой, возможно, являлись не чем иным, как истинной парой. Но сейчас, когда он услышал это от лучшего друга, тело сковал страх. Что ему теперь делать? Почему его пара не осталась с ним? Он был недостаточно хорош? Дженсена спугнуло его поведение?
— Вам нужно поговорить, — решительно заявил Чад, и Джаред снова сник.
— Ты думаешь, я не пытался ему позвонить? Либо я в черном списке, либо Эклз закинул телефон подальше. Мне кажется, я уже и так побил рекорд по количеству проигнорированных вызовов.
— Ну так не веди себя как школьник! Найди его!
— Где, Шерлок? Не то чтобы в каждой телефонной книге был указан точный адрес! Как ты себе это представляешь? А если он мне дверь не откроет? Что я буду делать? Прихвачу с собой отмычку?
Чад поджал губы и замолчал. Когда Джаред уже было подумал, что Мюррей обиделся, тот решительно встал и направился к двери.
— Ты куда?
— Спасать твою задницу. Если я не ошибаюсь, дочка одного моего знакомого занимается у Дженсена. Возможно, это нам ничего не даст, но попытаться все равно можно.
Джаред вскочил со своего места и последовал за другом. Мюррей был прав — как минимум, они могли попытаться.
На деле оказалось, что достать адрес преподавателя не так уж и просто: то ли Дженсен скрывался от ФБР, то ли школа Круглые Холмы очень серьезно относилась к личной жизни своих сотрудников. Когда Чад в очередной раз отложил свой мобильный в сторону, Джаред тяжело вздохнул.



— Чад, ты не должен. Наверное, это самая глупая затея. Дженсен просто не почувствовал того, что мы пара. А может быть, это я ошибся...
— Точно! Теперь я понял, где слышал это имя! Синди Паркер!
— Что?
Кажется, Чад начал бредить.
— Синди Паркер! Мы вместе с ней водим детей на плавание, и она точно говорила, что ее сестра встречается с братом этого Эклза! В жизни не поверю, что у нее нет адреса!
— А зачем ей номер Дженсена?
— Она просто контрол-фрик. Ей нужны все адреса и телефоны. Никогда не знаешь, что случится, и все такое... — Мюррей снова решительно схватил свой телефон и, выискав номер, прижал трубку к уху.
— Синди! Привет, как там Мэлани? Отлично, слушай, у меня к тебе есть дело...
Джаред покачал головой, все еще не веря в происходящее. Дженсен точно решит, что он фрик.
— Отлично, записываю!

URL
2015-04-18 в 16:39 

ksusha-sha
А потом "эпилог" и, "привет, моя унылая жизнь".
Ну, вот и все. Дело за малым. Вломиться к альфе в квартиру и объявить, что они — пара. Просто потрясающие перспективы....
Спустя час Джаред стоял напротив двери одной из многоэтажек Лоренса, не в силах определиться, чего ему больше всего хотелось: сбежать или все же позвонить в дверь. Вздохнув, он в очередной раз занес руку над звонком, но так и замер. Что, если Дженсен вообще не откроет? Или вызовет полицию? Унизительная картина того как его уводят со скованными за спиной руками тут же услужливо встала перед глазами.
— Ну же, соберись... — прошептал Джаред сквозь зубы и, сделав глубокий вдох, позвонил.

Какое-то время из-за закрытой двери не раздавалось ни звука. Когда Джаред уже собрался было уходить, послышались шаги, скрежет замка, а затем в проеме возник Дженсен.
— Джаред? — он, кажется, ожидал увидеть перед собой кого угодно, только не омегу.
— Не ждал? — невесело усмехнулся Джаред, задетый такой реакцией альфы.
— Послушай, я...
— Пропустишь? — не давая себе время передумать, Джаред без спросу шагнул за порог. Изнутри квартира вполне соответствовала своему хозяину — со вкусом выбранная и расставленная мебель, интересный декор. Дженсен хлопнул дверью и, не оглядываясь на омегу, встал к нему спиной.



— Почему ты ушел, Дженсен?
— Потому что то, что произошло, было неправильно. Я... я не имел права сделать то, что сделал. И теперь жалею об этом, — тихо закончил Эклз. Отстраненный тон альфы резко послал по телу волну злости, и Джаред не выдержал. Все слова, которые он планировал сказать, выветрились, оставив после себя только горькую правду:
— Жалеешь о чем? Что связался с таким, как я? Неумелым, ненормальным? «Был бетой — стал омегой»?
— Господи, Джаред, да при чем тут это? — плечи альфы напряглись, но он не спешил поворачиваться. — Разве ты не понимаешь, что я натворил?
— Ты что, не чувствуешь? Черт, да все ведь именно так, как ты говорил! Я думаю о тебе, хочу угодить и порадовать! Меня тянет к тебе, а находиться на расстоянии болезненно. Я чувствую тебя издалека, и не могу даже допустить мысль, что тебе нужен кто-то другой.
— Джаред, нет! — Эклз развернулся и посмотрел, наконец, омеге в глаза. Джаред вздрогнул от плещущихся в них боли и отчаянии. — Я... я... Господи, ты мой ученик, Джаред! Я же работаю с детьми! С такими же омегами! Что, если мне снова так снесет крышу? Что, если у детей начнется течка? Я не должен был! Ты доверился мне, а я просто воспользовался этим! Я не смог удержаться!
Только сейчас Джаред заметил, насколько уставшим был Дженсен — с темными кругами под глазами и пробившейся щетиной. Без защитной оболочки в виде строгого костюма он выглядел совсем потерянным.
— Дженсен, ты же понимаешь, что это сильнее тебя? Природа... ты ведь сам говорил, — Джаред сделал шаг вперед, сокращая расстояние между ними. Альфа сначала было дернулся, чтобы отойти, но внезапно расслабился и притянул омегу к себе.
— Я не знаю. Черт, я каждый день учу маленьких альф тому, как нужно вести себя с омегами... И я... я думал, что пойму, когда найду свою пару. А потом появился ты, и все мои знания потеряли смысл, потому что с тобой все было иначе — черт, да у меня даже сейчас мысли путаются...
— Тшшш, — Джаред нежно погладил альфу по спине, успокаивая. — Нам нужно было просто поговорить об этом...
— Как? Как бы я сказал тебе, что схожу с ума от одной мысли, осознавая, что как только за мной закрывается дверь твоего дома, ты начинаешь жить своей жизнью? Что ты видишься с другими альфами, общаешься с кем-то, кроме меня? Как бы ты воспринял информацию о том, что я думаю о тебе каждую минуту, днем и вечером, и даже на своих занятиях? — Дженсен заметно расслабился, и теперь крепко прижимал омегу к себе, словно боясь, что тот может вдруг испариться.
— Я бы ответил, что более чем понимаю тебя, — тихо усмехнулся Джаред. – Мне кажется, еще неделя, и меня бы выгнали с работы. Вряд ли в детских книжках стали бы печатать иллюстрации с твоим лицом...
— Джаред, я должен извиниться, — Дженсен отстранился и, удерживая омегу за плечи, посмотрел ему в глаза. — Прости, не нужно было уходить. Но мне... мне просто нужно было подумать...
— Эй, все хорошо. Мы поговорили, а это главное. А теперь...
— Даже не думай сказать, что тебе надо домой. У тебя еще не закончилась течка, я это чувствую. Ну уж нет.
Джаред улыбнулся и покачал головой.
— Нет. Я хотел сказать, что теперь пора продолжить заниматься. Мы так и не дошли до занятия про течку. Как насчет теории?
— Я предпочитаю практику, — в глазах альфы зажглись нехорошие огоньки и он, наклонившись, прижался губами к губам омеги. Отстранившись, Дженсен мягко провел кончиками пальцев по щеке Джареда и улыбнулся.
— Боюсь, мне придется смириться, — с фальшивым сожалением вздохнул Джаред.
— Более того. Это твой единственный выход.
FIN

URL
2015-05-16 в 14:54 

Nina Sander
очень интересно было читать. Наконец-то внятно были описание взаимоотношения полов в обществе омегаверса. Спасибо

2015-05-16 в 22:23 

ksusha-sha
А потом "эпилог" и, "привет, моя унылая жизнь".
Nina Sander, спасибо большое! Я тоже очень люблю эту тему, поэтому решила написать в фике того, чего мне самой не хватает)

URL
2016-12-30 в 16:27 

sacred_save
Милые одиннадцатилетние девочки, люди не делятся на хороших и плохих.
Внезапно нашла, перечитала, поностальгировала. Спасибо, здорово подняли настроение этим фиком)

2016-12-30 в 23:05 

ksusha-sha
А потом "эпилог" и, "привет, моя унылая жизнь".
sacred_save, внезапно и я начала перечитывать) спасибо за ваш интерес и тёплые слова)

URL
   

Special K

главная