22:26 

Мое с ЗФБ "До последнего Лунного Цикла"

ksusha-sha
А потом "эпилог" и, "привет, моя унылая жизнь".
16.03.2015 в 10:09
Пишет WTF J2 2015:

WTF J2 2015 || Внеконкурс (2/3) || Тексты



Название: До последнего Лунного Цикла
Автор: WTF J2 2015
Бета: WTF J2 2015
Размер: мини, 2064 слова
Пейринг: Джаред/Дженсен
Категория: слэш
Жанр: ПВП
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: омегаверс, альфа/бета/омега динамика, кноттинг, намек на мпрег, колледж!АУ
Краткое содержание: Написано по читательской заявке: Как насчет омегаверс и кноттинг, м?
Примечание: все персонажи, вовлеченные в действия сексуального характера, совершеннолетние
Размещение: после деанона
Скачать: на AO3

— То есть Совет ежегодно избирает вожака, правильно? — читает вслух Джаред и пытается как-то за день уложить в голове то, что можно было не торопясь и вдумчиво выучить в течение семестра.

— Правильно. Вожак должен быть старше восемнадцати циклов. Плюс — он обязан быть победителем как минимум трех ритуальных боев за последнюю декаду, — добавляет Сэнди, и Джаред разрывается между двумя желаниями — порадоваться за подругу и разозлиться на себя за целый семестр безделья.

— Боже, чушь какая-то. Ненавижу историю стаи, это самый дерьмовый из выпускных экзаменов, я завалю его и останусь на второй год отбирать завтраки у мелких. — Джаред откидывается на спину и, протянув руку, цапает Дженсена за лодыжку. Эклз дергает ногой, но безуспешно.

— Хватит валять дурака, бестолочь, — смеется он и шлепает Джареда по лбу тетрадью с конспектами. Они устроились в небольшом парке около школы в тени деревьев, прихватив с собой целую корзинку еды и переносной холодильник с напитками, чтобы не отвлекаться на походы в школьную столовую.

Все, конечно, здорово, но Джаред уже готов капитулировать, потому что этот день слишком хорош для того, чтобы тратить его на учебу. Как и большинство альф, он никогда не отличался особой усидчивостью, а сейчас, когда от Дженсена исходит тонкий, сладкий запах подступающей течки, настроить голову на нужный лад становится абсолютно невозможным.

— Джа-а-ред, стая вызывает, прием, — Дженсен все-таки высвобождает ногу из хватки, но скорее с позволения альфы, и Джаред не может не улыбнуться самодовольно. Он никогда не устанет от этого — чувствовать власть над своим омегой, каждой клеточкой понимать, что они уже достигли того уровня, когда, не сговариваясь, могут предугадать желания или намерения друг друга.

— Не могу, от тебя так пахнет, — жалуется Джаред и втягивает носом воздух, тут же пьянея, от насыщенного, наполненного феромонами запаха омеги.

— Альфа, — закатывает глаза Дженсен и снова утыкается в дурацкую тетрадь. Джаред решает не бороться со жгучим желанием выпустить когти и, расслабившись, позволят себе частичную трансформацию, чтобы тут же с удовольствием вонзить пальцы в землю.

— Давай, Джей, нам нужно готовиться, — Сэнди надувает губы, и, черт, врут все те, кто говорит, что омеги не похожи между собой. Дженсен постоянно так же делает, когда чем-то недоволен, но не хочет выходить на открытый конфликт.

— Отстань, я альфа, мне нужно только брутально выглядеть, обеспечивать и защищать своего омегу, а не зубрить унылые факты былых времен.

— Ну да, а обеспечивать своего омегу ты будешь, работая дворником, я угадал? — смеется Дженсен. Ему легко говорить — это не его голова кружится от пряного, самого вкусного в мире аромата. Не его терзает безумное желание обратиться и пробежаться хорошенько по лесу, чтобы размять тело. И не у него член стоит колом с раннего утра.

— О, ты такой бескорыстный, Дженсен! А вот если я буду дворником, ты что, меня бросишь? — Джаред прекрасно знает, что все это глупости: Дженсен от него уже никуда и никогда не уйдет, об этом говорит яркая метка на его шее, которую он всегда с явным удовольствием демонстрирует.

— Непременно. Найду себе кого-нибудь побогаче. И поусидчивей.

— Я так и знал...

— Состав Совета стаи избирается каждые три декады по итогам голосования, в котором могут принимать участие все лица мужского пола старше восемнадцати циклов, — читает Сэнди, и Джаред начинает искренне верить, что вот-вот заснет под тихий и успокаивающий голос.

Это еще одна особенность омег: природа позаботилась о том, чтобы они могли успокоить альфу и будущее потомство. В книге, которую Джаред взял в библиотеке — как только выяснилось, что у них с Дженсеном явно намечается связь, — говорилось, что раньше омег использовали как успокоительное для обезумевших после войны альф. После Великого Восстания госпитали были переполнены скулящими и рвущими на себе шкуру воинами, и омеги, сжав зубы, переходили от одной койки к другой, отдавая свою заботу, поддержку и любовь, чтобы спасти членов стаи.

— Ладно, перерыв, — раздается голос Дженсена, а затем он льнет к Джареду жарким телом. Температура омег обычно поднимается на несколько градусов в последние дни перед течкой, и это еще одно напоминание, что совсем скоро они перейдут на совершенно новую ступень отношений.

— Ты о чем там задумался, альфа? — шепчет Дженсен, прижимая своим весом к земле, давая почувствовать свою близость, одновременно посылая по телу волны возбуждения и комфорта. Джаред, наверное, никогда не привыкнет к этому: к мысли, что у него есть то, о чем мечтает каждый альфа. Свой омега. Не каждому удается найти пару так рано, и это пугает. Мысли, что он мог бы все это время быть один, без родного запаха, теплой кожи под кончиками пальцев...

— Ты совсем близко...

Джареду даже не нужно объяснять — к чему, в глазах Дженсена появляется нездоровый блеск, и, если верить инстинктам, до начала течки остаются уже считанные часы. Это одновременно страшно и потрясающе. Или не так. Это потрясающе страшно. Или страшно потрясающе.

— Знаю. Мне кажется, я не досижу до вечера, как планировали. Мне нужно... нужно домой. Нужно тебя, — голос Дженсена непривычно хриплый, он трется всем телом о Джареда, распространяя запах, помечая своего альфу. Джаред знает, что сейчас любой омега в радиусе пяти метров чувствует, что этот альфа занят.

— Сейчас? — Джаред гладит Дженсена по спине, и тот вжимается в прикосновение, стараясь получить как можно больше. Черт, как же быстро. Джаред читал, что первая течка наступает внезапно, но не ожидал, что это будет именно так. Что мягкий, манящий аромат Дженсена вдруг станет таким резким, мешающим думать и говорить. Мешающим быть человеком.

— Сэнди. Мы домой. Тетрадки. Заберешь? — приходится приложить усилие, чтобы вспомнить, как произносить слова. Девушка понимающе хмыкает и подгребает к себе конспекты, чтобы Джаред не порвал их ненароком при обращении.

— Давай. Дженсен. Волком. — Наверное, сказанное не имеет смысла, но Дженсен, к счастью, понимает его, отползает и, зарычав, обращается, наплевав на одежду, которая повисает на его рыжей шерсти клочьями.

Сэнди тянется, чтобы стащить ее, но Дженсен рычит предостерегающе, и Джареду приходится откатить назад свое обращение, чтобы ему помочь — сейчас Дженсен не подпустит к себе никого, кроме него. Откинув лохмотья в сторону, Джаред быстро стягивает шорты и майку и обращается в прыжке. Дженсен тут же радостно скулит и пытается облизать его морду, но Джаред только ворчит недовольно. Не время, им нужно добраться домой, пока они не устроили показательную случку прямо на школьном дворе.

До дома они бегут, не переговариваясь. Связь молчит, значит, Дженсен тоже бежит с абсолютной пустотой в голове. По пути они чуть не сшибают с ног Чада, но сейчас не до приветствий. Джаред издает короткий рык, будучи уверенным, что запах Дженсена и так четко сигнализирует о том, что им не до дружеских бесед. Родители Джареда в данный момент охотятся, поэтому на развилке он поворачивает к своему дому, бросив по связи короткое «ко мне». Дженсен скулит, но послушно меняет направление — омегам легче переносить первую течку на своей территории, но вряд ли миссис и мистер Эклз, которые наверняка отдыхают после Смены, будут рады стать свидетелями первой случки их сына. Во дворе Джаред притормаживает — раззадоренное бегом и запахом омеги в течке тело отказывается слушаться. Обращение выходит необычно болезненным, кости ноют, а сердце бьется загнанным зверем в груди. Но приходится оставить в стороне собственные ощущения, когда он видит Дженсена — тот лежит пластом на земле и беспомощно скулит: обращение для него сейчас — непосильное усилие.

— Тихо, Дженсен, тихо... — Джаред опускается рядом с волком и гладит густой мех. Дженсен доверчиво бодается лобастой головой и подползает ближе, оставляя в земле следы от когтей. — Давай, мне нужно, чтобы ты собрался. Я не могу помочь тебе обратиться, поэтому придется поработать. Ну же, ты же тоже хочешь этого, правда?

Дженсен взвизгивает и, извернувшись, лижет шершавым языком пальцы Джареда. Затем он снова опускает голову и дышит громко, так, что массивная грудная клетка ходит ходуном.

— Вот так, мальчик, давай, успокаивайся.

Через несколько минут Дженсен поднимается и, сделав несколько кругов по двору, все-таки обращается.

— Как же больно, — он трет запястья и, мотнув головой, залипает взглядом на Джареде. Как-то резко до обоих доходит, что они голые, на заднем дворе семьи Падалеки, и это просто... чересчур.

— В дом! — только и получается выдавить из себя, после чего они срываются с места и, хлопнув дверью, несутся вверх по лестнице в комнату Джареда. Оказавшись в привычной обстановке, Джаред наконец дает себе волю — прижимает Дженсена спиной к стене и целует призывно открытый рот, пухлые губы, пробираясь языком внутрь, вылизывая, то и дело срываясь на животный рык. Господи, если бы он только знал, что это будет так. Ярко, сногсшибательно, вкусно. Дженсен стонет и только открывает шире рот, шарит руками по телу и трется беспрестанно членом о стояк Джареда.

— Хороший, вкусный, послушный, — Джаред ни за что в жизни не согласился бы выслушать потом все, что говорит сейчас. В голове туманно, как в дымном помещении, и только запах омеги ведет как ориентир сквозь долбящееся в уши «взять, пометить, привязать».

— Дж... Джаред, надо, сейчас — доносится до Джареда, и он тянет Дженсена за плечи и рывком опрокидывает на стоящую рядом кровать. Тот переворачивается и со стоном подставляет задницу под прикосновения. Джаред разводит половинки, чтобы увидеть сокращающуюся дырку и потеки мутной смазки. Нет, он не может. Он кончит прямо сейчас, и это будет самым позорным моментом в его жизни. Они ждали слишком долго: сначала — пока у Джареда сформируется узел, потом — когда у Дженсена наступит первая течка. Теперь Джаред просто не может облажаться.

— Такой готовый. Весь мокрый. Омега. — Джаред проводит пальцами по дырке, собирая смазку и проталкивая ее внутрь. Дженсен захлебывается стоном и расставляет ноги шире, комкает в руках простыни и умоляет бессвязно.

Все слишком быстро. Джареду хочется попробовать его на вкус, всунуть в теплую дырку, кончить внутрь, связать их узлом, но он чувствует, что у них слишком мало времени. Где-то в голове мелькает мысль о предохранении, но тут же смывается звуками, которые Дженсен издает, нетерпеливо двигая бедрами.

— Презерватив, таблетки, — слова абсолютно бессвязные, но Джаред надеется, что Дженсен уловит суть. И пусть омеги не могут забеременеть в первую течку, осознание, что они с Дженсеном не готовы стать родителями, не дает спокойно смазать свой член и войти во влажную тесноту.

— Пил. Сегодня-а-ах, ну же, давай, альфа...

И все, Джаред теряет контроль от этого древнего как мир обращения. Он ведет рукой по промежности Дженсена, собирая смазку, и толкается несколько раз в собственный кулак, а затем проводит головкой по сжимающейся дырке и, прикусив губу, наконец-то одним движением входит внутрь. Дженсен срывается на крик, сжимаясь на его члене, и рвет простыни заострившимися ногтями. Приходится остановиться на несколько секунд, чтобы прижаться губами к его шее и успокаивающее зашептать в свою метку:

— Тихо, тихо, омега, все хорошо. Я позабочусь о тебе. Мой хороший. Тесный. Мокрый. Готовый.

Дженсен всхлипывает и втягивает когти, и только после этого Джаред упирается ладонями в матрас над его головой и начинает размашисто двигаться, теряясь в ощущениях, захлебываясь в их общем удовольствии, которое транслируется по связи. В какой-то момент он абсолютно теряет осознание реальности и выплывает, только когда узел начинает набухать и с каждым толчком все с большим трудом проникает в растянутую дырку.

— Сейчас... сейчас я тебя повяжу, мой хороший. Заполню своей спермой, своими щенками, собой. С сегодняшнего дня каждый встречный будет знать, что ты спал со мной. Принимал в себя мой член. Подставлялся, как послушный омега.

Джаред в последний раз толкается сильно и замирает, удерживая узел внутри Дженсена, который с громким стоном запрокидывает голову, выгибается и дрожит, все еще на грани оргазма.

Наверное, Джаред умер, потому что это рай. Ему кажется, что он — все. Что он Бог, что он Вселенная, Вожак, Предок. Что он одновременно все и ничего. Тело напряжено до предела, а чистое, ничем незатемненное удовольствие протекает по венам как горячая лава.

— Да-да-да-да, — шепчет Дженсен и кончает, сжимаясь на узле, утягивая Джареда за собой в длинный, разрывающий на кусочки оргазм.

Видимо, они оба отключается ненадолго от слишком сильных ощущений. Но когда Джаред открывает глаза, они все еще связаны вместе, а его член, сокращаясь, все еще выплескивает сперму внутрь Дженсена. Тот стонет едва слышно, и Джареда переполняет чувство гордости. У них получилось. Они вместе. Они сделали это.

— Ты в норме? — шепчет он, целуя Дженсена чуть пониже уха. Его кожа соленая от пота, он весь дрожит, но слабо отзывается, и Джаред успокаивается. Теперь им нужно отдохнуть и дождаться, пока узел спадет. Для каждой пары это время бывает разным — кто-то освобождается уже через двадцать минут, а кто-то остается в связке больше часа. Джаред надеется на что-то среднее, потому что ему еще нужно оттащить Дженсена в ванную и позаботиться о том, чтобы он пил больше жидкости — если верить написанному в книгах, во время течки у омег диагностируется сильное обезвоживание. А Джаред ни за что не хочет, чтобы Дженсен пострадал. Он всегда чувствует это — странное тянущее беспокойство внутри, но сейчас оно особенно сильное.

Укрывая собой своего Дженсена, он понимает, что будет рядом с ним всю жизнь, что бы ни случилось. Будет рядом, когда Вожак провозгласит их Зрелой Парой, когда Дженсен решит, что хочет потомство, когда он будет кормить и выхаживать их щенков, когда они будут смотреть, как с каждым годом растет их семья. И ничто не сможет этого изменить. До самого последнего Лунного Цикла.




Скачать все тексты с Яндекс-диска


URL записи

@темы: мои фики

URL
   

Special K

главная